Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

М.Богданов. «Капитал» в XXI веке: pro или contra

  

В журнале «Вопросы экономики» (№ 9, 2007 г.) опубликована статья доктора экономических наук, профессора МГУ им. М.В.Ломоносова, А.Бузгалина и доктора экономических наук, ведущего научного сотрудника МГУ им. М.В. Ломоносова А.Колганова под названием «Капитал» в XXI веке: pro et contra. Статья просвещена 140-летию выхода в свет I тома «Капитала» К.Маркса. Своё отношение к марксизму и, в частности, к «Капиталу» авторы статьи определяют предельно просто: «Капитал» К.Маркса представляет научную ценность, и применение метода научного исследования разработанного К.Марксом позволит решить многие современные экономические проблемы.

 

 

«Как таковой «Капитал» и последующие разработки этой теории могут и должны использоваться в соответствующих теоретических исследованиях и учебных курсах. Причина этой модальности — способность марксистской теории товара, денег, капитала, воспроизводства и т. п. быть эффективной теоретико-методологической основой для решения важных научных и практических проблем современности.»

(Стр. 106) 

 

Как известно, «Капитал» К.Марса представляет собой научный анализ капиталистического способа производства применительно к промышленной стадии развития капитализма. Когда мы говорим о научном подходе в исследовании общественных явлений, то имеем в виду, что научный анализ основывается на определённой методологической основе. Методологической основой исследования капиталистического способа производства являются понятия и категории в виде стоимости, цены прибыли и главный закон товарного производства — закон стоимости. В развёрнутом виде теория товарного производства изложена в трудовой теории стоимости.

 

Очевидно, что современный капитализм имеет различия с капитализмом промышленной стадии развития. Например, в «цивилизованных» странах в настоящее время источником получения прибавочной стоимости является не живой труд, а природная система. Прямая эксплуатация человека и присвоение прибавочной стоимости имеют место, но эксплуатация в большей части перенесена на страны третьего мира. В процессе неэквивалентного обмена «цивилизованными» странами происходит присвоение прибавочной стоимости.  Кроме этого, найден новый источник прибавочной стоимости, основанный на присвоении результатов научно-технического прогресса и связанный с  производством информационного продукта. Произошли изменения в финансовом обеспечении общественного производства. Финансовый капитал превратился в самостоятельную «отрасль» народного хозяйства, с собственной материально-технической базой и производством товарного продукта. Финансовый капитал  стал господствующим капиталом в полном смысле этого слова. Однако эти изменения не означают, что изменилась природа товарного производства. Соответственно метод, применённый к анализу капитализма XIX века, применим к анализу современного капиталистического  производства.

 

В то же время, изучая законы товарного производства, необходимо иметь в виду, что К.Маркс выявлял законы капиталистического производства не для утверждения капиталистического способа производства, а для его уничтожения. Но уничтожить капитализм можно одним единственным способом — устранить в общественном производстве действие основного закона товарного производства — закона стоимости. Объективные законы, как известно, отменить невозможно. Действие объективных законов прекращаются тогда, когда ликвидируются материальные основы их порождающие.

 

Авторы статьи заявляют о необходимости освоения марксистской теории, поскольку «способность марксистской теории товара, денег, капитала, воспроизводства и т. п.» может стать «основой для решения важных научных и практических проблем современности». Возникает вопрос, какие научные и практические проблемы может решить теория, основанная на товаре и капитале. Ответ очевиден. Применение трудовой теории стоимости может только продлить жизнь капитализму. Но марксистская теория не ставит своей задачей сохранение капитализма и решение проблем современности марксистская теория основывает на устранение в общественном производстве товара, капитала и исключение  действия закона стоимости. Для устранения капиталистических производственных отношений в первую очередь необходимы знания о причинах возникновения и существования товарного производства.

 

Что касается материальных условий возникновения и существования товарного производства и действия закона стоимости, то эти условия изложены в «Капитале» К.Маркса.

 

 

 

«Производитель — как в промышленности, так и в земледелии, — рассматриваемый изолированно, не производит стоимости или товара. Его продукт является стоимостью или товаром лишь при определенной комбинации общественных отношений. Во-первых, поскольку он выступает как выражение общественного труда, следовательно, собственное рабочее время данного производителя является частью общественного рабочего времени вообще; во-вторых, этот общественный характер труда производителя проявляется в денежном характере его продукта и его общей обмениваемости, определяемой, как общественный характер, свойственный его продукту.»

 К.Маркс. Капитал. Том третий. Отдел шестой. Глава XXXVII. СС, т. 23, с. 695  

 

 

 

Изложено просто и ясно. Решение теоретических и практических проблем современности начинается с освоения положения в том, что до тех пор пока в общественном производстве сохраняется мера общественно-необходимых затрат труда, до тех пор в общественном производстве сохраниться господство основного закона капиталистического способа производства — закона стоимости. Но авторы статья не считают необходимым обратиться к «Капиталу» К.Маркса для выявления причин возникновения и существования товарного производства.

 

В статье приводится положение соответствующее марксистской теории о зависимости способа общественного производства и содержанием производственных отношений.

 

«… «Капитал» актуален как теоретико-методологическая основа современных научных разработок, описывающих новейшие черты экономики. И это наиболее интересная тема. В «Капитале» сделан акцент на исследовании именно производственных отношений. Это позволяет рассмотреть экономику как совокупность исторически ограниченных конкретных социально-экономических систем. Можно, в частности, показать, что «рыночная экономика» является одной из таких систем и имеет содержательные пространственно-временные границы. Сама постановка такой проблемы (согласитесь, достаточно важной в теоретическом, по меньшей мере, отношении) симптоматична.»

 (стр. 107) 

 

 

Но, если экономику рассматривать «как совокупность исторически ограниченных конкретных социально-экономических систем», то в первую очередь необходимо обратиться к конкретному содержанию связей социально экономических систем. Связи социально экономических систем называются производственными отношениями. Следовательно, необходимо выявить различия в содержании товарных (капиталистических) и нетоварных (социалистических) производственных отношений. Содержание товарных производственных отношений в изложении К.Маркса приведено выше. Однако у доктора А.Бузгалина и доктора А.Колганова на этот счет имеется своя точка зрения.

 

 

«Трудовая теория стоимости (и это специально подчеркивал сам Маркс) является предельной, глубинной абстракцией, а в соответствии с методом Маркса путь от нее до поверхности непосредственных экономических действий весьма далек. Чтобы пройти этот путь, мы должны лишь начать с двойственного характера труда (трудовую теорию стоимости Маркса часто путают со сведением стоимости к объему трудозатрат, да еще и измеренных в рабочем времени, что есть грубейшая ошибка).»

(С. 110) 

 

 

Вне сомнения, что особенность двойственного характера труда в товарном производстве представляет собой исходное положение экономической теории нетоварного (социалистического) производства. Политическая экономия социализма ставит задачу определение условий, при которых труд становиться непосредственно общественным и, тем самым, лишается двойственности. Труд становится непосредственным общественным как в своём содержании, так и в цели процесса труда. Двойственность характера труда в товарном производстве образуется вследствие того, что измерителем  труда становится абстрактный труд, и труд человека лишается естественной цели. Целью труда  становится рост издержек общественного производства независимо от того,  реализуется или не реализуется цель конкретного труда человека.  

 

Однако авторы статьи утверждают, что сведение «стоимости к объему трудозатрат, да еще и измеренных в рабочем времени, что есть грубейшая ошибка». В определении К.Маркса  понятие стоимость ничего в себе не содержит, кроме абстрактного труда или среднестатистических трудозатрат, и цена товара представляет собой денежное выражение стоимости. Если К.Маркс допустил «грубейшую ошибку», то об этом необходимо прямо сказать.

 

Предположим, что К.Маркс действительно допустил ошибку в определении стоимости. Тогда возникает вопрос, что содержит в себе стоимость. Ответа на поставленный вопрос в статье нет. Но на основании нового определения понятия стоимость, которая содержит в себе что-то неизвестное, авторы статьи обосновывают критику сторонников теории предельной полезности. Если сторонники теории предельной полезности утверждают, что обмен в товарном производстве осуществляется на основе полезности, то авторы статьи считают, что обмен в товарном производстве на основе закона спроса и предложения. 

 

Никаких ошибок в определении стоимости К.Марксом нет. Ошибочные представления о стоимости имеют А.Бузгалин, А.Колганов и сторонники теории предельной полезности. То, что товары приобретаются покупателями на основе критерия полезности, имеет только внешнюю видимость. На самом деле товары приобретаются по стоимости и товаропроизводитель, выступая в роли покупателя, имеет интерес в приобретении товара по меньшей стоимости только для того, чтобы в процессе переработки товара получить добавленную стоимость. Полезность представляет собой только рекламное приложение к товару. Что касается полезности товара, то товарное производство имеет сотни возможностей создать искусственный спрос для товаров с нулевой и даже отрицательной потребительной стоимостью. Для того чтобы обосновать ложность теории предельной полезности нет необходимости искажать положения марксистской теории. Напротив. Необходимо обратиться к произведениям классиков, к «Капиталу» К.Маркса.

 

 

«Как потребительные стоимости товары, прежде всего, различаются качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно, не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости.»

 К.Маркс. Капитал. Том I. Глава I. — товар. СС, т. 23, с. 82 

 

 

 

Внести качество в товар и стоимость  занятие, по меньшей мере, бесполезное. Для того чтобы установить цель в общественном производстве  в выпуске продукции на основе критерия качество, необходимо, прежде всего, устранить стоимость из системы производственных отношений. Соответственно отношения товарообмена преобразовать в отношения продуктообмена и производственную деятельность превратить в деятельность производительную.

 

Понятно, что только одной критики для установления производственных отношений вытекающих из природы социализма недостаточно. Авторы статьи обращаются к современной рыночной экономике и в отдельных областях рыночной экономики находят примеры пострыночных отношений, под которыми, видимо, необходимо понимать производственные отношения, исключающие применение товара и стоимости.

 

 

«Еще более интересен вопрос об исторических пределах рынка и о наличии пострыночных (то есть более эффективных, нежели рынок) отношений. Заметим, что если результатом (который следует соизмерять с издержками, чтобы оценить эффективность) для экономики нового века все чаще становится развитие личностных качеств человека, то вопрос о наличии таких отношений станет не столь уж романтически-утопическим. Если проанализировать какие отношения и ценности движут субъектами образования (а подавляющая его часть в Европе — некоммерческая), фундаментальной науки, подлинной культуры (не шоу-бизнеса), деятельности по рекреации человека, социальной и природной среды и т. п., то окажется, что вопрос о пострыночных отношениях — это, прежде всего, проблема организации сознательного регулирования некоммерческих сетей в постиндустриальной сфере экономики.»

 (Стр. 108) 

 

По мнению авторов статьи, «вопрос о пострыночных отношениях — это, прежде всего, проблема организации сознательного регулирования некоммерческих сетей в постиндустриальной сфере экономики». Спрашивается, для каких целей авторы отметили особенность марксистского метода исследования в том, что «В «Капитале» сделан акцент на исследовании именно производственных отношений».  К.Маркс в качестве исходного положения в научных исследованиях принял производственные отношения, следовательно, необходимо, прежде всего, обратиться к содержанию производственных отношений. Можно до бесконечности «сознательно»  «регулировать» «некоммерческие» отношения в несуществующей «постиндустриальной сфере экономики». Но разве «некоммерческие» отношения являются производственными отношениями.  Способ общественного производства можно изменить только с изменением производственных отношений. Спрашивается, для чего обращаться к «некоммерческим сетям», если решение вопроса о коммунистических производственных отношений имеется. Для выявления особенностей нетоварных (коммунистических) производственных отношений необходимо обратиться именно к «коммерческим» производственным отношениям. Принципиальная сторона содержания коммунистических производственных отношений изложена К.Марксом в «Капитале».   

 

«В непосредственном обмене продуктов каждый товар является непосредственно средством обмена для своего владельца и эквивалентом для своего невладельца, — однако лишь постольку, поскольку товар этот представляет для последнего потребительную стоимость. Следовательно, обмениваемый продукт ещё не получает никакой формы стоимости, не зависимой от его собственной потребительной стоимости, или от индивидуальной потребности обменивающихся лиц.»

 К.Маркс. Капитал. Том первый. Глава вторая. Товар деньги. СС, т, 23, с. 98  

 

 

 

 

 

 

Принципиальная сторона коммунистических производственных отношений состоит в том, что если товар становится непосредственно средством обмена или содержание затрат труда в товаре определяется конкретным трудом производителя, то товар перестаёт быть товаром в политэкономическом смысле. Но произведенная продукция, определённая в затратах конкретного труда производителя, ещё не становится продуктом. Продукция превращается в продукт при наличии обмена, при условии определения затрат труда на основе образованной потребительной стоимости. Потребительная стоимость образуется в процессе использования, потребления  продукции и определяется не владельцем товара или потребителем. Потребительная стоимость становится эквивалентом обмена. Восстанавливается непосредственный характер труда, поскольку в отношениях обмена исключается посредник, и отпадает необходимость для совершения акта обмена превращать произведенную продукцию в товар и стоимость. При установлении отношений непосредственного обмена в общественном производстве образуются условия для снятия отчуждения труда.

 

Что касается исключения применения наёмного труда в общественном производстве и снятия отчуждения труда, то эта проблема в статье ставится.

 

 

«Не менее важна проблема развития отношений свободного труда, преодолевающего узкие рамки наемного труда как работы, где капитал подчиняет труд, и перехода к свободному труду, где работник (или их ассоциации, как это делается в научных и иных временных творческих коллективах, публичных университетах и т. п.) сам определяет параметры своей деятельности, ее результаты и доход. Все это делает марксистскую постановку проблемы исторических границ товарного производства и капитала («рыночной экономики») весьма актуальной.» 

(Стр. 108)

 

 

 

Но решение проблемы снятия отчуждения труда с марксистских позиций не сводится к тому, что работник «сам определяет параметры своей деятельности, ее результаты и доход».

 

Наёмный труд  с отчуждением работника от продукта и условий труда, как известно, стал господствующим на развитой стадии товарного производства — при капитализме. Капиталистический способ производства экономической основой имеет стоимость и прибавочную стоимость. Следовательно, наёмный труд, стоимость и прибавочная стоимость — взаимосвязанные понятия. Наёмный труд, как господствующий способ организации общественного труда имеет своим основанием производство стоимости. И наоборот. Товарное производство возможно только лишь при использовании наёмного труда. Поэтому снять отчуждение труда и ликвидировать систему наёмного труда можно при условии устранения товара и стоимости в общественном производстве.

 

Возможно, что в условиях товарного производства можно обнаружить отдельные примеры снятия отчуждения труда и устранение наёмного труда. Однако действительное освобождения труда может произойти там, где применяется система производственных отношений, исключающая применение товара и стоимости. В то же время новая система производственных отношений, если иметь в виду научные положения, разработанные К.Марксом,  основывается на  категории не стоимости, а потребительной стоимости. Авторы статьи считают, что там, где «работник (или их ассоциации, как это делается в научных и иных временных творческих коллективах, публичных университетах и т. п.) сам определяет параметры своей деятельности, ее результаты и доход», имеются примеры нетоварных отношений. Параметры своей деятельности, результат и доход определяет и мелкий предприниматель. Но разве предприниматель в процессе своей деятельности не воспроизводит товарные отношения. Что касается деятельности временных творческих коллективов или публичных университетах, то здесь и временные творческие коллективы и деятельность в обучении и производстве знаний встраивается в систему товарных отношений. Видимо, для авторов статьи снятие отчуждения труда и соответственно устранение товарных отношений является область деятельности связанная с производством интеллектуального продукта.  

 

«Не менее важно и то, что методология «Капитала» позволяет показать, где и при каких условиях возникает тенденция не уничтожения, но снятия (Aufhebung) частной собственности; последнее становится реальностью по мере распространения всеобщей собственности — собственности каждого на все, характерной для культурных благ, знаний.» 

(Стр. 109) 

 

В условиях товарных отношений информационное и научное обеспечение общественного производства происходит в соответствии с законами товарного производства. Фундаментальная наука является  орудием труда и становится капиталистической частной собственностью- капиталом, посредством которого  производится и присваивается прибавочная стоимость. При этом информационный продукт превращается в товар. «Всеобщая собственность» представляют собой пустые слова  и доступность к знаниям не меняет господствующих отношений собственности. Классики никогда нигде не утверждали, что с развитием науки произойдёт обобществление интеллектуальных средств производства. Обобществление средств производства может произойти при условии изменения производственных отношений, и в первую очередь — при изменении производственных отношений в интеллектуальной области деятельности.

 

Понятие «всеобщая собственность» применялось наивными социалистами утопистами. Но если известно, что отношения собственности представляют собой производственные отношения, то необходимо обратиться к содержанию производственных отношений в изложении классиков.

 

 

«Во второй главе [К.Маркс. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта], по поводу «права на труд», называемого там «первой неуклюжей формулой, в которой резюмируются революционные требования пролетариата», говорится: «Но за правом на труд кроется власть над капиталом, а за властью над капиталом — присвоение средств производства, подчинение их ассоциированному рабочему классу, следовательно, уничтожение наемного труда, капитала и их взаимоотношения». Таким образом, здесь впервые сформулировано положение, которым современный рабочий социализм резко отличается как от всех разновидностей феодального, буржуазного, мелкобуржуазного и т. д. социализма, так и от туманной «общности имущества», выдвигавшейся утопическим и стихийным рабочим коммунизмом.» … Недавно некоторые мудрецы в Англии добавили еще к этому, что обществу должны быть переданы также и «средства распределения». Едва ли эти господа сумели бы сказать, что такое эти экономиче­ские средства распределения, отличные от средств производства и средств обмена; уж не имеют ли они в виду политические средства распределения: налоги, призрение бедных, в том числе саксенвальдские и другие дотации? Но, во-первых, эти средства распределения уже и теперь являются общественным достоянием, принадлежат государству или общине, а, во-вторых, их-то мы как раз и хотим упразднить.»

Ф.Энгельс. Введение к работе К.Маркса  «Классовая борьба во Франции». СС, т. 22, с. 531 

 

 

 

Авторы статьи обратили внимание на особенность распределительных отношений в области научной деятельности. Но, как известно, не распределение  определяет собой способ общественного производства. Распределение, даже если и исходит из высших социальных целей, не в состоянии изменить природу товарного производства. Спрашивается, на каком основании А.Бузгалин и А.Колганов принимают путаные представления о «туманной «общности имущества» и позицию английских «мудрецов» XIX века с акцентированием внимания на распределение.

 

Особенностью статьи «Капитал» в XXI веке: pro или  contra» является то обстоятельство, что в статье приводится ряд положений, которые соответствуют основным положениям марксистской теории. В частности, авторы статьи правильно с марксистских позиций рассматривают отечественный опыт строительства социализма.

 

 

«В СССР социальные и политические условия оказались неадекватны для решения задач опережающего развития, некапиталистические формы такого решения не были найдены»

(Стр. 113) 

 

Однако вывод из правильно сформулированного положения основывается на наивных представлениях о «туманной «общности имущества» и не менее туманных понятиях о социалистических производственных отношениях. На каком основании строится утверждение, что в процессе опыта строительства социализма в интеллектуальной области деятельности применялись социалистические производственные отношения. (W12)

«…или были найдены лишь отчасти — в сферах образования, фундаментальной науки, культуры»

(Стр. 113)  

 

Игнорирование центрального положения марксистской теории авторами статьи в том, что первичным в общественном устройстве являются производственные отношения, и политика есть концентрированное выражение экономики, имеет продолжение.

 

 

«Марксистам необходимо однозначно и четко признать преступления (а не только достижения) правящих сил СССР и открыть для критики, переосмысления все основные положения классического марксизма, сверяя их с современными реалиями (и в области практики, и в области теории), не бояться отказаться от того, что устарело, и развить то, что выдержало проверку временем.»

(Стр. 117) 

 

Можно признавать или не признавать «преступления (а не только достижения) правящих сил СССР». Вопрос не в этом. Для научного анализа опыта строительства социализма необходимо принять для рассмотрения не политические отношения, а отношения производственные, начиная с Октября 17 года.  Вне сомнения, что первоочередной задачей Социалистической революции является ликвидация частной собственности на средства производства с превращением её в государственную собственность. Но не будем забывать, что превращение частной собственности в государственную собственность не меняет товарной основы  общественного производства. Поэтому К.Маркс ликвидацию частной собственности назвал «первой неуклюжей формулой, в которой резюмируются революционные требования пролетариата». С завершением первоочередного этапа экономических преобразований возникает необходимость перехода ко второму этапу — к преобразованию государственной собственности на средства производства в общественную собственность. Общественная собственность, в свою очередь, не сводится к «туманной «общности имущества» и представляют собой процесс преобразования государственной собственности в индивидуальную собственность. В то же время необходимо иметь в виду, что при условии сохранения товарных отношений в общественном производстве индивидуальная собственность неизбежно, в силу действия объективных экономических законов  превращается в частую собственность с эксплуатацией человека человеком и присвоением чужого труда.  Однако в действительности, в силу различных причин объективного и субъективного характера, строительство социализма остановилось на первоначальном этапе. «Первая неуклюжая формула» стала определяющей и господствующей в организации общественного труда. Если на первоначальном этапе революционных преобразований ликвидация частной собственности и превращение её в государственную собственность является движением в строну социализма, то с завершение первоначального этапа государственная собственность становится препятствием в строительстве социализма. И дело здесь в том, что была произведена ликвидация одной из форм частной собственности. Частная собственность в скрытой форме сохраняется при всей внешней видимости ликвидации частной собственности. «Первое положительное упразднение частной собственности» создаёт материальные условия для способа общественного производства, который имеет название «грубый коммунизм» (К.Маркс).   

 

«Этот коммунизм, отрицающий повсюду личность человека, есть лишь последовательное выражение частной собственности, являющейся этим отрицанием. Всеобщая и конституирующаяся как власть зависть представляет собой ту скрытую форму, которую принимает стяжательство и в которой оно себя лишь иным способом удовлетворяет. Всякая частная собственность как таковая ощущает – по крайней мере, по отношению к более богатой частной собственности – зависть и жажду нивелирования, так что эти последние составляют даже сущность конкуренции. Грубый коммунизм есть лишь завершение этой зависти и этого нивелирования, исходящее из представления о некоем минимуме. У него – определенная ограниченная мера. Что такое упразднение частной собственности отнюдь не является подлинным освоением ее, видно как раз из абстрактного отрицания всего мира культуры и цивилизации, из возврата к неестественной  простоте бедного, грубого и не имеющего потребностей человека, который не только не возвысился над уровнем частной собственности, но даже и не дорос еще до нее. Для такого рода коммунизма общность есть лишь общность труда и равенство заработной платы, выплачиваемой общинным капиталом, общиной как всеобщим капиталистом. Обе стороны взаимоотношения подняты на ступень представляемой всеобщности: труд – как предназначение каждого, а капитал – как признанная всеобщность и сила всего общества. Таким образом, первое положительное упразднение частной собственности, грубый коммунизм, есть только форма проявления гнусности частной собственности, желающей утвердить себя в качестве положительной общности

 К.Маркс. Экономико философские рукописи 1844 года. СС, т. 42 . Третья рукопись. С. 41

 

 

 

 

Спрашивается, что принесёт в понимании экономических законов социализма, если мы  признаем, что в процессе опыта строительства социализма были допущены преступления руководителями партии и государства? Или наоборот признаем, что в процессе опыта строительства социализма имелись только успехи и достижения. Для выявления политэкономических основ нового общественного строя и объективных экономических законов социализма необходимо обратиться не к политическим отношениям опыта строительства социализма, которые порой принимали формы   крайне ожесточенной борьбы, а к отношениям собственности, на основе которой разворачивались политические отношения.   Отношения собственности и производственные отношения являются причиной образования определённых политических отношений. Политические отношения, которые на протяжении длительного времени преобладали в процессе опыта строительства социализма, представляли  отношения общественных сил, одна из которых основывалась  на частной собственности на средства производства в общепринятом понимании, другая — основывалась на «общественной» собственности, в примитивном представлении об общественной собственности как абстрактной «общности имущества». Но какое обобществление  средств производства может произвести человек, «который не только не возвысился над уровнем частной собственности, но даже и не дорос еще до нее». Можно много и долго рассуждать о социализме и коммунизме, о снятии отчуждения труда и ликвидации эксплуатации человека человеком, но без решения вопроса о собственности в марксистском понимании  может образоваться способ общественного производства под названием государственный капитализм. При этом закономерно проявятся «гнусности частной собственности, желающей утвердить себя в качестве положительной общности». 

 

*** 

 

Авторы статьи на первый взгляд призывает к освоению марксистской теорией. Однако при внимательном рассмотрении можно видеть, что на самом деле в статье акцентируется внимание на второстепенных деталях и частностях марксистской теории. Центральное положение материалистической диалектики в том, что способ общественного производства определяет содержание производственных отношений, во внимание не принимается. По этой причине поставленные проблемы политической экономии не могут быть решены. Предложения авторов статьи о необходимости творческого развития марксисткой теории на самом деле сводится к отказу от рассмотрения наиболее важных положений теории. При сохранении стоимостной основы производства рассуждения о пострыночных отношениях являются пустым набором слов. По существу в статье изложена попытка внести в капиталистические (товарные) производственные отношения «социалистическое» содержание. Мы имеем пример «творческого» подхода в «развитии» политической экономии «социализма», которое называется вульгарной политической экономией, критика которой  изложена в Манифесте Коммунистической партии.

 

«Известная часть буржуазии желает излечить общественные недуги для того, чтобы упрочить существование буржуазного общества.  Сюда относятся экономисты, филантропы, поборники гуманности, радетели о благе трудящихся классов, организаторы благотворительности, члены обществ покровительства животным, основатели обществ трезвости, мелкотравчатые реформаторы самых разнообразных видов. Этот буржуазный социализм разрабатывался даже в целые системы.  Другая, менее систематическая, но более практическая форма этого социализма стремилась к тому, чтобы внушить рабочему классу отрицательное отношение ко всякому революционному движению, доказывая, что ему может быть полезно не то или другое политическое преобразование, а лишь изменение материальных условий жизни, экономических отношений. Однако под изменением материальных условий жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, осуществимое только революционным путем, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего не изменяющие в отношениях между капиталом и наемным трудом, в лучшем же случае — лишь сокращающие для буржуазии издержки ее господства и упрощающие ее государственное хозяйство. Самое подходящее для себя выражение буржуазный социализм находит только тогда, когда превращается в простой ораторский оборот речи.»

  К.Маркс и Ф.Энгельс. Манифест Коммунистической партии  

 

    

 

 

 

М.Богданов

 Сайт: Библиотека марксистской литературы по экономике и теории организации

 

 

 

Комментарии

Аватар пользователя Геннадий

 

 

 В попытке углубить и возвысить Маркса и трудовую теорию стоимости Бузгалин и Колганов пишут.

«Трудовая теория стоимости (и это специально подчеркивал сам Маркс) является предельной, глубинной абстракцией, а в соответствии с методом Маркса путь от нее до поверхности непосредственных экономических действий весьма далек. Чтобы пройти этот путь, мы должны лишь начать с двойственного характера труда (трудовую теорию стоимости Маркса часто путают со сведением стоимости к объему трудозатрат, да еще и измеренных в рабочем времени, что есть грубейшая ошибка).»

На что Богданов резонно замечает.  

«В определении К.Маркса  понятие стоимость ничего в себе не содержит, кроме абстрактного труда или среднестатистических трудозатрат, и цена товара представляет собой денежное выражение стоимости. Если К.Маркс допустил «грубейшую ошибку», то об этом необходимо прямо сказать». 

 И далее.

 «Никаких ошибок в определении стоимости К.Марксом нет. Ошибочные представления о стоимости имеют А.Бузгалин, А.Колганов и сторонники теории предельной полезности». 

Осмелимся заметить, что, кроме выше упомянутых теорий стоимости, где стоимость формируется на основе соизмерения трудозатрат производства товаров или их полезности,  появилась теория, где стоимость формируется на основе соизмерения каждым участником обмена своего положение с положением своих конкурентов.

Конкурентная борьба покупателей за равенство положений формирует объективный спрос рынка на товары по ценам, равным на все одновидовые (одинаковые) товары у всех продавцов (товаропроизводителей) и для всех покупателей. Конкуренция товаропроизводителей формирует предложение рынка по ценам, равным средневидовым издержкам производства товаров, плюс средневидовая прибыль, а также формирует переливы средств из менее доходных видов предпринимательства в более доходные, превращая все средневидовые прибыли в среднерыночную. Борьба между покупателем и товаропроизводителем за цену (за обоюдную удовлетворенность обменом) формирует в немонополизированном рынке соответствие между спросом и предложением  на уровне цен товаров, равных средневидовым ценам их производства (средневидовые издержки производства, плюс среднерыночная прибыль на единицу издержек производства). Так формируется эквивалентный обмен, который более двух тысяч лет вводил в заблуждение исследователей, полагавших, что эта эквивалентность присуща внутренним свойствам самих товаров. На самом же деле стоимость товаров определяется внутренними свойствами рынка.Немонополизированный рынок формирует объективную величину стоимости товара, равную средневидовой стоимости его производства. Монополизированный рынок  формирует величину стоимости товара, имеющую монопольное (субъективное) смещение. Субъективная величина стоимости товара может как многократно превышать объективную величину, так и равняться нулю. 

Маркс не смог решить проблему формирования стоимости товаров. Не смог этого сделать и постмарксовый марксизм.

Но марксизм, тем не менее, как направление научных исследований, при всех его ошибках и недостатках, останется в истории развития наук единственно серьезной научной разработкой вопросов, связанных с законами развития человеческого общества, с  движущими силами социального прогресса, с прогрессивным развитием способов производства и форм распределения доходов, с созданием производственных отношений, лишенных социально-экономических основ эксплуатации наемных работников.

И марксизм не нуждается, пусть даже в искренних,  попытках «дотянуть» его до всеобъемлюще точного учения.

 С уважением, Геннадий Твердохлебов.   http://www.tverd4.narod.ru/st03.html

 

Геннадий Твердохлебов

Геннадий Твердохлебов

«Маркс не смог решить проблему формирования стоимости товаров. Не смог этого сделать и постмарксовый марксизм.» Г.Твердохлебов.  Комментарий. 4 дек. 07 г.

 

Уважаемый Г.Твердохлебов.

Возникает вопрос, если К.Маркс «не смог решить проблему формирования стоимости товаров», то каким образом Маркс сформулировал основной закон товарного производства. К.Маркс сформулировал не только основной закон товарного производства, но и изложил условия, при которых произведенный продукт превращается в товар и стоимость. Основной закон товарного производства состоит в том, что процесс обмена в общественном производстве осуществляется всегда на основе равенства затрат общественного труда, содержащихся в средствах обмена. Главным и достаточным условием превращения произведенной продукции в товар и стоимость является то, что труд отдельного производителя продукции становится частью общественного труда.

Можно, конечно, утверждать, что К.Маркс «не смог решить проблему формирования стоимости товаров» и утверждение будет принято людьми, которые не знакомы с произведениями классиков и политическую экономию изучали по учебникам малограмотных чиновников от марксизма советских времён. Освоение трудовой теории стоимости начинается с выявления причин возникновения и существования товарного производства. Для выявления причин возникновения и существования товарного необходимо обратиться к произведениям классиков. Игнорирование базовых положений марксистской теории приводит к тому, что вместо развития экономической теории многие учёные занимаются пустой игрой слов.

 Спрашивается, какой смысл в следующем, приведенном Вами положении, если известен основной закон товарного производства.

«Осмелимся заметить, что, кроме выше упомянутых теорий стоимости, где стоимость формируется на основе соизмерения трудозатрат производства товаров или их полезности, появилась теория, где стоимость формируется на основе соизмерения каждым участником обмена своего положение с положением своих конкурентов.»

Там же

В соответствии с основным законом товарного производства, неважно формируется ли стоимость на основе общественно необходимых затрат труда или величина стоимости регулируется полезностью товара, в любом случае мы имеем товарный (капиталистический) способ производства. Ничего не меняется в способе общественного производства, если содержание стоимости определяется «на основе соизмерения каждым участником обмена своего положение с положением своих конкурентов». В любом случае, при любых условиях и обстоятельствах здесь в общественном производстве осуществляется обмен на основе равенства стоимостей. Но равенство обмена на основе равенства стоимостей всегда содержит в себе неравенство для обменивающихся сторон, с точки зрения затрат конкретного труда, содержащихся в средствах обмена. Ваша точка зрения об устранении неравенства обмена и соответственно ликвидация эксплуатации человека человеком основывается на необходимости устранения монополизма в экономике, создания конкурентной среды и регулирования прибавочной стоимости.

«Конкурентная борьба покупателей за равенство положений формирует объективный спрос рынка на товары по ценам, равным на все одновидовые (одинаковые) товары у всех продавцов (товаропроизводителей) и для всех покупателей. Конкуренция товаропроизводителей формирует предложение рынка по ценам, равным средневидовым издержкам производства товаров, плюс средневидовая прибыль, а также формирует переливы средств из менее доходных видов предпринимательства в более доходные, превращая все средневидовые прибыли в среднерыночную.»

Там же

В регулировании и перераспределении прибавочной стоимости органами государственного управления экономикой сложностей не существует. Достаточно обратиться к отечественному опыту строительства социализма. Но в результате успешный опыт регулирования и перераспределения прибавочной стоимости создал государственный социализм. Можно в общественном производстве создать конкурентную среду с частной собственностью на средства производства, с сохранением органов государственного управления экономикой и выполнением функций регулирования и перераспределения прибавочной стоимости. В этом нет также ничего нереального. Достаточно обратится к опыту Западно-Европейских стран. При этом не будем забывать, что способ общественного производства, осуществлённый в Западно-Европейских странах, называется буржуазным социализмом.

 Ваша позиция, т. Твердохлебов, относительно установления эквивалентного обмена в общественном производстве имеет право на существование. Но при этом Вам необходимо показать ошибочность взглядов основоположников научного коммунизма в части социалистических производственных отношений.

«Борьба между покупателем и товаропроизводителем за цену (за обоюдную удовлетворенность обменом) формирует в немонополизированном рынке соответствие между спросом и предложением на уровне цен товаров, равных средневидовым ценам их производства (средневидовые издержки производства, плюс среднерыночная прибыль на единицу издержек производства). Так формируется эквивалентный обмен, который более двух тысяч лет вводил в заблуждение исследователей, полагавших, что эта эквивалентность присуща внутренним свойствам самих товаров. На самом же деле стоимость товаров определяется внутренними свойствами рынка.»

 Там же

Прежде всего «Борьба между покупателем и товаропроизводителем» не продолжается более двух с половиной тысяч лет, поскольку развитая форма товарного производства — капитализм — образовалась при общественном характере производства. Факт обмена в форме купли-продажи с применением денег не обязательно означает наличия товарно-денежных отношений в марксистском смысле. Далее. Говоря об эквивалентном обмене необходимо иметь в виду, что мы принимаем эквивалентом обмена. Для товарного производства эквивалентом обмена является стоимость. Для нетоварного (социалистического) производства — потребительная стоимость.

Что касается ошибочности точки зрения в том, что «эквивалентность присуща внутренним свойствам самих товаров», то констатация факта ошибочности одного из положений не даёт основания для введения в политическую экономию новых ошибочных положений. Эквивалентность обмена действительно не присуща свойству товара и вообще производимой продукции. Принципы обмена устанавливаются не свойствами производимой продукции, а способом общественного производства или производственными отношениями. В производимой продукции содержатся затраты труда производителя, и кроме этого продукция содержит в себе внутренние свойства в способности образовывать полезности. Полезность образуется вследствие выполнения определённых функций в процессе потребления продукции. Выполнение функций осуществляется при соединении произведенной продукции с живым и прошлым трудом потребителя. Образованная полезность называется потребительной стоимостью. Потребительная стоимость становится эквивалентом обмена или величина образованной полезности определяет затраты конкретного труда производителя в выпускаемой продукции. Отношения обмена, основанные на образованной потребительной стоимости, называются эквивалентным обменом. Предметом обмена в нетоварном (социалистическом) производстве является не продукция с содержанием затрат труда, а функциональные способности продукции образовывать полезности. Обмен на основе равенства полезностей, содержащихся в средствах обмена, или обмен функциональными способностями продукции удовлетворять определённые общественные или личные потребности называется продуктообменом. Обмен на основе равенства затрат общественного труда называется товарообменом.

Относительно необходимости применения конкуренции в общественном производстве, то Ваша точка зрения правильная. Известно, что монополизм в экономике приводит к застою и загниванию экономической системы. Но К.Маркс, Ф.Энгельс и В.И.Ленин никогда не утверждали, что социалистическое производство нуждается в конкуренции товаропроизводителей. Конкуренция товаропроизводителей всегда порождает антагонистические противоречия. Социалистическое производство с сохранением конкуренции антагонистические противоречия преобразовывает в диалектические. Диалектические противоречия могут возникнуть только при внесении принципиальных изменений в систему производственных отношений в содержание процесса производства, обмена, потребления и распределения. Но товарное производство исключает из системы производственных отношений цикл потребления производственного процесса. Социалистическое производство отличается от товарного, в первую очередь, тем, что количественно определяет результат потребления в виде образованной потребительной стоимости и потребительная стоимость становится основой для формирования системы производственных отношений. В социалистической системе производственных отношений вступают во взаимодействие две производительные силы: производительная сила производства и производительная сила потребления. Производственный процесс включает в себя не только цикл «производство», но и цикл «потребления». Производственная деятельность преобразуется в деятельность производительную (К.Маркс).

«Истина конкуренции состоит в отношении потребительной силы к производительной силе. В строе, достойном человечества, не будет иной конкуренции, кроме этой.»

Ф.Энгельс.  Наброски к критике политической экономии СС, т. 4, с. 148

Более подробно о содержании нетоварных (социалистических) производственных отношениях и необходимости применения конкуренции см. Сообщения  «О конкуренции» и «Мера труда».

М.Богданов

 Библиотека марксистской литературы по экономике и теории организации

 http://new-communizm.narod.ru

 

Аватар пользователя Геннадий

 « процесс обмена в общественном производстве осуществляется всегда на основе равенства затрат общественного труда»,

—– Процесс обмен осуществляется на рынке, а не в общественном производстве. И обмен всегда осуществляется на основе равенства стоимости труда, воплощенного в обменивающиеся товары.

«труд отдельного производителя продукции становится частью общественного труда»

—– Чушь, мой труд всегда остается моим трудом. И стоит он ровно столько, сколько стоит созданный этим трудом товар.

««Борьба между покупателем и товаропроизводителем» не продолжается более двух с половиной тысяч лет, поскольку развитая форма товарного производства — капитализм — образовалась при общественном характере производства»

——Законы обмена и формирования стоимости  существовали более двух тысяч лет, и капитализм не внес в эти законы никаких качественных изменений. 

«продуктообмен-товарообмен, потребительная стоимость — меновая стоимость, конкретный труд – абстрактный труд»

—— Пойдите на рынок, и спросите у участников обмена, что это за «звери». Они не знают этого, и знать не хотят потому, что процесс обмена, пропорции обмена (стоимость) формируются без участия этих «зверей». Более двух тысяч лет мудрецы пытаются описать процесс формирования пропорций обмена. И всё это время пропорции обмена формируются без их  участия и без их ученых премудростей. А происходит это потому, что пропорции обмена формируются не в процессе соизмерения товаров, а в процессе соизмерения участниками обмена своего экономического положения с положением своих конкурентов.  

 

Геннадий Твердохлебов

Геннадий Твердохлебов

Аватар пользователя Геннадий

« процесс обмена в общественном производстве осуществляется всегда на основе равенства затрат общественного труда»,

——- Процесс обмен осуществляется на рынке, а не в общественном производстве. И обмен всегда осуществляется на основе равенства стоимости труда, воплощенного в обменивающиеся товары.

«труд отдельного производителя продукции становится частью общественного труда»——- Чушь, мой труд всегда остается моим трудом. И стоит он ровно столько, сколько стоит созданный этим трудом товар.

««Борьба между покупателем и товаропроизводителем» не продолжается более двух с половиной тысяч лет, поскольку развитая форма товарного производства — капитализм — образовалась при общественном характере производства»

———Законы обмена и формирования стоимости  существовали более двух тысяч лет, и капитализм не внес в эти законы никаких качественных изменений.

 «продуктообмен-товарообмен, потребительная стоимость — меновая стоимость, конкретный труд – абстрактный труд»

——— Пойдите на рынок, и спросите у участников обмена, что это за «звери». Они не знают этого, и знать не хотят потому, что процесс обмена, пропорции обмена (стоимость) формируются без участия этих «зверей». Более двух тысяч лет мудрецы пытаются описать процесс формирования пропорций обмена. И всё это время пропорции обмена формируются без их  участия и без их ученых премудростей. А происходит это потому, что пропорции обмена формируются не в процессе соизмерения товаров, а в процессе соизмерения участниками обмена своего экономического положения с положением своих конкурентов.    

 

Геннадий Твердохлебов

Геннадий Твердохлебов

 

 

Можно вести длительные споры о научных проблемах, но при этом не получить каких-либо положительных результатов. Всё зависит от исходных позиций оппонентов. Например, если ведутся споры об устройстве солнечной системы и одной стороной принимается, что Солнце вращается вокруг Земли, то вряд ли можно будет придти к общему пониманию устройства солнечной системы с людьми, которые считают, что Земля вращается вокруг Солнца. Соответственно обсуждение политэкономических проблем ни к чему положительному не приведёт, если обоснования и доказательства законов политической экономии имеют различные исходные позиции. В данном случае речь идёт о комментариях Г.Твердохлебова относительно изложенных базовых положений теории научного коммунизма.

 

В научных дискуссиях, как известно, любая точка зрения имеет право на существование. Имеет право на существование и точка зрения Г.Твердохлебова, который открыл неизвестный науке закон формирования пропорций обмена. Научное открытие состоит в том, что

 «пропорции обмена формируются не в процессе соизмерения товаров, а в процессе соизмерения участниками обмена своего экономического положения с положением своих конкурентов.» Г.Твердохлебов 

 

 К.Маркс не знал, что обмен осуществляется на основе «соизмерения участниками обмена своего экономического положения с положением своих конкурентов» и поэтому ошибся при определении основного закона товарного производства. Кроме того, что К.Маркс ошибся при определении основного закона товарного производства, на протяжении десятилетий занимался пустым занятием: пытался выявить особенности капиталистического способа производства. На самом деле, по мнению Г.Твердохлебова, законы, управляющие производством, применимы ко всем способам общественного производства и неизменяемы. Как, например, применим закон всемирного тяготения для всех времён и всех народов, и который не зависит от способов общественного производства.

 

 «Законы обмена и формирования стоимости существовали более двух тысяч лет, и капитализм не внес в эти законы никаких качественных изменений.» Г.Твердохлебов 

 

Для доказательства положения, что никаких различий в процессе обмена способов общественного производства не существует, в том числе не существуют различий в обменных процессах капитализма и социализма, Г.Твердохлебов не считает нужным обращаться к классикам.

 «Пойдите на рынок, и спросите у участников обмена, что это за «звери». Они не знают этого, и знать не хотят потому, что процесс обмена, пропорции обмена (стоимость) формируются без участия этих «зверей». Более двух тысяч лет мудрецы пытаются описать процесс формирования пропорций обмена. И всё это время пропорции обмена формируются без их  участия и без их ученых премудростей.» Г. Твердохлебов  

 

Поскольку «экономист» Г.Твердохлебов открыл законы, которые не смогли познать «мудрецы» на протяжении двух тысяч лет, то для него не составляет труда «научно» обосновал ложность представлений К.Маркса о причинах возникновения и существования товарного производства.

 

 «Производитель — как в промышленности, так и в земледелии, — рассматриваемый изолированно, не производит стоимости или товара. Его продукт является стоимостью или товаром лишь при определенной комбинации общественных отношений. Во-первых, поскольку он выступает как выражение общественного труда, следовательно, собственное рабочее время данного производителя является частью общественного рабочего времени вообще; во-вторых, этот общественный характер труда производителя проявляется в денежном характере его продукта и его общей обмениваемости, определяемой, как общественный характер, свойственный его продукту».

К.Маркс. Капитал. Том третий. Отдел шестой. Глава XXXVII. СС, т. 23, с. 695 

 

«Чушь, мой труд всегда остается моим трудом. И стоит он ровно столько, сколько стоит созданный этим трудом товар.»  Г.Твердохлебов 

Оказывается, достаточно написать или произнести волшебное слово «чушь» и вся марксистская теория рассыпается как карточный домик. Видимо «учёный» Твердохлебов считает, что после того как изложена «сокрушительная» критика приведенного положения, никому из людей с ненарушенной психикой не придёт в голову задуматься о причине возникновения и существования товарного производства, открытого К.Марксом. Подобного рода «доказательствами» не пользовался даже известный «учёный» «социалист» Е.Дюринг в своей критике марксизма.

 

Что касается «стоимости труда», то К.Маркс неоднократно указывал на ошибочность точки зрения буржуазных экономистов относительно «стоимости труда». Труд не имеет и не может иметь стоимости. Подробно об этом изложено в работе Ф.Энгельса «Анти Дюринг». О том, что труд не имеет стоимости, знают студенты, которые внимательно изучают произведения классиков. Но об этом не знает Г.Твердохлебов. Возникает вопрос, знаком ли «экономист» Твердохлебов с произведениями классиков или свои знания о политической экономии почерпнул из модных учебников по экономике буржуазных учёных. Но даже в современных учебниках по экономике принимается, что стоимость товара состоит из затрат живого труда (переменного капитала), прошлого труда (постоянного капитала) труда и прибыли (прибавочной стоимости). Кроме этого, в современных учебниках по экономике молчаливо признаётся, что продукт производственной деятельности создаётся не только живым и прошлым трудом, но и природными условиями.

 

Известно, что малообразованные и малограмотные люди часто восполняют недостаток знаний логическими рассуждениями. Но «экономист» Твердохлебов не только не знаком с простейшими понятиями политической экономии, но и, судя по критическим замечаниям, лишен элементарной логики. Например, относительно основного закона товарного производства

 

 «процесс обмена в общественном производстве осуществляется всегда на основе равенства затрат общественного труда» М.Богданов 

 

высказывается следующим образом:

 

 «Процесс обмен осуществляется на рынке, а не в общественном производстве.» Г.Твердохлебов 

 

К.Маркс употреблял понятия товарное производство, рыночная экономика и капиталистический способ производства как тождественные понятия. В то же время  товарное производство, рыночная экономика и капиталистический способ производства являются общественным производством, поскольку в производство включена преобладающая часть людей общества. Утверждение, что «обмен осуществляется на рынке» является пустым и никому не нужным набором слов. Спрашивается, где можно осуществить обмен кроме как в общественном производстве. Другое дело, что общественное производство может быть товарным — капиталистическим, или нетоварным — социалистическим. И различия товарного и нетоварного производства определяются принципами и характером обменных процессов, которые осуществляются в общественном производстве. Для того чтобы выяснить принципы и характер обменных процессов необходимо обратиться к содержанию производственных отношений. Но для «учёного», который открыл неизвестные науке экономические законы, нет необходимости обращаться к содержанию производственных отношений в изложении К.Маркса. Достаточно, не долго думая, выдать малограмотные обывательские рассуждения об экономике за научную истину.

 

 «обмен всегда осуществляется на основе равенства стоимости труда, воплощенного в обменивающиеся товары» Г. Твердохлебов

 

И дело здесь не в грамматических ошибках, которые несложно устранить. Дело в незнании простейших понятий марксистской теории. На «основе равенства стоимости труда» можно придумать не одну «научную» теорию и выдавать за открытия в области политической экономии. Но эти теории имеют такое же отношение к политической экономии социализма, как представления средневекового человека об устройстве Солнечной системы в сравнение с современными научными знаниями. Относительно комментариев Г.Твердохлебова можно сказать только то, что невежество всегда являлось и является самым убедительным аргументом в научных спорах.

 

М.Богданов

 

 Библиотека марксистской литературы по экономике и теории организации

http://new-communizm.narod.ru

Аватар пользователя Геннадий

Геннадий Твердохлебов

«Относительно комментариев Г.Твердохлебова можно сказать только то, что невежество всегда являлось и является самым убедительным аргументом в научных спорах».  

 Ваш вывод о моем невежестве делается исключительно на том основании, что я считаю, что трудовая теория стоимости не отражает реальности, не решает проблемы формирования пропорций обмена, что она абсолютна ложна. На том, что я имею свою теорию стоимости.

Но по Вашей логике, невеждами являются огромнейшее количество выдающихся экономистов, включая разработчиков альтернативных теорий стоимости.Ваша беда (а может в этом и Ваше счастье), что Вы, зазубрив Маркса, уверовали в то, что Маркс во всем прав.Можно очень много знать, но не уметь оперировать знаниями, не иметь способности критически мыслить. Здесь-то и рождаются почитатели Маркса, которые еще при его жизни создавали марксистские кружки, относительно которых Маркс говорил: «ясно одно, я – не марксист».  

 

Геннадий Твердохлебов