Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Ещё раз о политической программе или о насущных задачах левых

И.Мирный

Ещё раз о политической программе или о насущных задачах левых

«Дайте мне партию профессиональных революционеров и я переверну всю Россию». Ленин

Действительно, ни одна левая партия в России не располагает на сегодняшний день полноценной политической программой. Действительно, мы видим лишь абстрактные декларации благих намерений. Но чего же можно ожидать, когда вместо «царствия божия» в России царствует оппортунизм во всех его ипостасях. Когда ни одна левая партия, а не некоторые отдельные ее члены, не является марксистской – читай авангардной, рабочей, революционной, коммунистической. И естественно, что в таких условиях левые будут расходиться как в отношении к прошлому, так и к тактическим задачам. В меру своей разновидности оппортунизма. И естественно, что всё это не способствует объединению разобщенных коммунистов, необходимость которого глупо было бы отрицать. Но, приведем цитату из статьи В. Колташова по вопросу программы левых и попробуем дальше дать свое видение: «Расходясь по вопросам отношения к прошлому, левые в России могут быть объединены в революционную партию только при наличии революционной программы, содержащей конкретные требования масс и отражающей их стихийные устремления».

Во-первых, если они расходятся в своем отношении к прошлому, значит, они уже могут иметь разные взгляды и на данный конкретно-исторический момент, и на дальнейшее тактическое и стратегическое действие и взаимодействие, вследствие определённых причин, что уже не способствует их консолидации. Не так ли?

Во-вторых, как бы программа не была революционной, чистенькой и красивой, разве она может объединить разных по своей идеологии (или её отсутствию) левых? Ведь из истории мы знаем, что программа большевиков, как наиболее революционная на тот момент, не очень то консолидировала с ними как меньшевиков, так и эсеров, и анархистов, а про кадетов и вовсе не стоит говорить. И данную историческую аналогию, можно провести, как относительно точно характеризующую нынешний момент.

В-третьих, по поводу стихийных устремлений и их отражения в политической программе. Стихийные требования трудящихся, при слабости организации революционеров, являются экономическими и слегка политическими требованиями, не выходящими за рамки капитализма. Они не являются революционными. Программа же должна выступать элементом воспитания рабочих масс. Мы должны поднимать сознание рабочих до социалистического, а их требования до широких политических и идеологических задач, конечно, связывая их с экономическими проблемами. Но если мы опускаемся до тред-юниона, опускаем свои требования до этого уровня, это значит, что мы становимся в конце рабочего движения. Трудящиеся и без нашей помощи добьются смягчения капитализма, улучшения условий купли-продажи рабочей силы. Но для чего нужны мы, кроме как привнести социалистическую науку в сознание рабочих, которые из-за жестко поставленных капиталом рамок не могут выработать её сами?

В-четвертых, наличие революционной программы способно объединить лишь тех, кто является марксистом, кто в процессе классовой борьбы и капиталистического гнета вырабатывает эти требования, кто последователен и тверд в своих действиях, кто умеет при необходимости заключать компромиссы, не предавая при этом рабочего класса. Кто не гнушается самой тяжелой и черновой работы, но кто, в первую очередь, является марксистом, изучающим и использующим учение Маркса и Ко, творчески осмысливающим и развивающим (не опускаясь до оппортунистического переписывания, впрочем) его, в целях использования этого научного метода в наших, конкретно-исторических условиях.

Но, здесь логично встаёт вопрос о том, насколько много сейчас марксистов. Ведь многие левые считают это учение устаревшим, при том, что энная часть из них ни разу не читала ни одной марксистской работы, а кто-то, игнорируя сохраняющийся во всем мире империализм, говорит, что обстоятельства изменились и теперь другое время. Другие в порыве шумного азарта «прямых» акций сознательно отказывается от изучения теории.

Получается, что революционная программа будет выступать в качестве фактора консолидации лишь тогда, когда в наличии будет определённое количество единомышленников — марксистов, способных, с другой стороны, эту программу выдвинуть и последовательно, жёстко отстаивать.

Снова обратимся к статье В. Колташова о программе левых: «Реставрация капитализма в России ставит перед коммунистами две последовательные задачи: демократизацию общества и социалистическую революцию. Борьба за первую цель послужит этапом на пути к смене социально-экономической системы. Она подготовит необходимые объективные и субъективные факторы будущих преобразований. Вместе с тем — в зависимости от конкретно-исторических условий — вызревающая буржуазно-демократическая революция в России может перерасти в социалистическую».

Вроде бы красивая схема развития революционной борьбы: две последовательные задачи, подготовка объективных и субъективных факторов, перерастание из буржуазной в социалистическую. Действительно, любая революция, победившая или разбитая, подготавливает массы, поднимает уровень их сознательности за несколько дней так же сильно, как годы постоянной пропаганды и агитации в мирное время. Но, так ли обязательна первая цель — буржуазно-демократическая революция для нынешней России? Ведь она нужна лишь в двух случаях: первый — когда необходим переход от феодализма к капитализму; второй — когда в обществе присутствуют сильные феодальные пережитки и предрассудки или не доведенные до своего логического конца капиталистические идеалы (что характерно было для первой русской революции и для октябрьской, относительно крестьянства, мечтающего о своем клочке земли). Но в России идет реставрация капитализма, особенно сильных пережитков не наблюдается и присутствует буржуазная демократия, пусть куцая и урезанная. Тогда зачем буржуазно-демократическая революция?

Кажется, не стоит останавливаться на этом вопросе: подумаешь, нужна, не нужна, какая разница? Все бы ничего, но отстаивание именно такой последовательности может привести к утверждению, что нам нужна лишь та революция, которая смягчит капитализм, а социалистическая как-нибудь потом, попозже. И хотя, данная логика не обязательна, абстрагироваться от нее не стоит. При этом, перерастание одной революции в другую и победа социализма возможны лишь при наличии все той же марксистской партии, состоящей из людей не просто готовых сложить голову за дело революции — этого мало — но и всю жизнь изучавших и развивавших науку социалистического строительства. А создать общество без эксплуатации, без насилия, без прочих «милых» гадостей не так просто. И знание, как построить не небесная манна и не появится само, а оно нужно, ох, как нужно. Иначе борьба не может завершиться победой. Получается, что не написание политической программы является насущной задачей левых, а воспитание профессионального революционера марксиста способного и на программу, и на акции и на социализм.