Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Последнее кипрское предупреждение

Разделы: 

Последнее кипрское предупреждение

Алексей Залетный,
кандидат экономических наук,
кандидат философских наук,
с.н.с. экономического факультета
МГУ им. М.В. Ломоносова

В нижеприводимых мыслях читатель не найдет изложения информации, которую читатель может получить, “ходя” (выражаясь современным языком – “навигируя”) по Интернету. Это скорее собрание предположений, которые по последнему мировому опыту не весьма далеки от истины. И события на Кипре, связанные с не имеющими прецедента в истории попытками налогообложения средств, находящихся на счетах физических лиц – лишь повод для рассуждений.

Введение кипрскими властями, фактически, налога на сбережения, что ни говорить, имеет одной из основных целей следующее: упростить получение кредитов (подобно Греции) от европейских центральных банковских институтов. Но куда пойдут деньги, если они будут привлечены подобным образом? Не на рекапитализацию ли тех же банков, средства на счетах в которых облагаются налогами? С учетом практики “развитых стран” последних кризисных и (если можно так сказать) послекризисных лет мы можем предполагать, что, как минимум, и на эти цели тоже.

Что толкнуло руководителей Кипра на такой экстраординарный даже в нынешних условиях шаг? (По-любому, это переход некоей психологической (и физической тоже) грани, так как затрагивает не текущие доходы населения стран (как то было при снижении зарплат, например, в Португалии), а накопления, сбережения. Так, компания Си-эн-эн 19 марта в 22:00 по Москве [3] сообщала историю семьи, которая лишилась возможности приобрести жилье, на которое копила средства не один и не два года, именно из-за того, что к моменту намеченной сделки сумма на счете упала ниже цены того жилья именно в связи с введением налогообложения средств на депозитных счетах). «Ночным воровством» [3] называют простые киприоты такую практику. Толкнуло на нее власти Кипра, возможно, то, что Кипр давно стал излюбленным местом хранения средств, в том числе сомнительного происхождения, выведенных из России и из других стран. Но вот работает типичная формула: “лес рубят – щепки летят”, вместе с представителями бизнеса, в том числе и “теневого” сектора мировой экономики, страдают и киприоты, занятые в самом что ни на есть реальном секторе и создававшие накопления годами из своих заработных плат (больше-то им неоткуда!). Вот на Кипре-то и начинает работать “социальная уравниловка”, о которой много (обоснованно или нет – не предмет этого комментария) говорилось в СССР четверть века назад.

Более давняя причина кипрской ситуации нам была поведана той же Си-эн-эн 21 марта в 16:10 по Москве [5]: второй по величине банк Кипра – Народный банк Кипра – активно вкладывал свои средства (и, фактически, средства своих вкладчиков) в греческие ценные бумаги, которые, как известно, впоследствии фактически обнулились в цене. Еще один наглядный пример, что бывает при вложении в «финансовые инструменты», не думая (или отказываясь думать), какое реальное имущество – от зданий до действующих производственных объектов – стоит за этими «финансовыми инструментами». Автор этого комментария наблюдал подобные последствия «изнутри» не раз на примере российских банков, вот теперь перед нами — пример на государственном уровне. А поскольку от подобной “работы” с этими “финансовыми инструментами” страдает и реальный кипрский сектор экономики, пусть и включающий в себя главным (пусть и не исключительным) образом лишь туризм да небольшую местную промышленность, опустошающие результаты подобной “работы” должны стать уроком и для российского реального сектора, призывом к его осторожности при неизбежном взаимодействии с сектором финансовым.

Вот наглядный пример из практического опыта автора. В “лихие девяностые” предприятия одной из самых социально значимых отраслей производства, а именно – хлебопекарной, на уровне одного из городов федерального значения России, решили объединить часть своих денежных средств в фонд, администрировавшийся одним из таких предприятий, с целью льготирования крайне высокого даже по нынешним временам налогообложения предприятий той отрасли и – в конечном счете – поддержания невысоких цен на хлеб, что особо значимо было в ситуации, когда больше 90% населения страны в моменте оказалось “за чертой бедности”. Механизм функционировал до момента юридической отмены возможности подобной схемы льготирования в начале 2000-х гг., но основное затруднение наступило чуть позже. Фонд не был расформирован, а его средства были еще ранее направлены (в виде займов) на техническое перевооружение (да и на поддержание финансовой устойчивости) предприятий хлебопекарной отрасли. Организация же, администрировавшая фонд, была приватизирована уже к концу 2000-х гг., и полностью перепрофилирована, отойдя от хлебопекарной отрасли “чуть менее, чем полностью”. В результате этот “администратор фонда” занимается сбором (в т.ч. через суды) займов, ранее выданных на социально значимые цели поддержания хлебозаводов в надлежащем техническом состоянии, а также разработкой схем, как оставшиеся (полученные) деньги хлебозаводам, сформировавшим когда-то фонд этими же деньгами как взносами, не возвращать. Казалось бы, что роднит кипрскую ситуацию с вышеописанной российской? То, как можно их обе охарактеризовать двумя словами: социальное рейдерство. Указующим перстом подобным рейдерообразным “экономическим субъектам” – что кипрским, что российским – может оказаться поступок (кстати говоря, не единственный в своем роде) уходившего в отставку финансового директора банка Barclays («Барклайс») – отказ его от премии за 2012 год по мотивам осознаваемой им ответственности за сложное финансовое положение банка [1]. Повторимся: подобных положительных примеров социального антирейдерства (считаем этот термин здесь наиболее уместным, так как плохие финансовые показатели банка означают низкие гарантии возврата инвестиций в него в том числе физических лиц, то есть просто сбережений) за последние полгода автором в западной прессе насчитано примерно с десяток.

22 марта в «Нью-Йорк Таймс» американский экономист, политолог, мыслитель Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии по экономике, опубликовал статью «Травма острова сокровищ» [6], специально посвященную инициативам кипрских властей, их актуальным и будущим последствиям. Он особо отмечал там, что деньги, отправляемые на Кипр теми же россиянами, в итоге не оседают там, а циркулируют между Кипром и Россией с целью снижения налогов и – добавим от себя – обеспечения безопасности тех же «теневых» сбережений россиян хотя бы на время. То есть даже финансовый сектор Кипра – не просто «дутый», а «дутый» в квадрате, если не в более высокой математической степени.

Что же ждет Кипр и тех, кто там держит сбережения, в результате? Показательно, что Кругман считает вероятным сценарием (подобным тому, что некогда произошло в Исландии) фактически конфискацию ряда иностранных (в т.ч. и российских, подразумеваем) вливаний в банки страны с целью сохранения (относительно небольших) сбережений местного населения, но понимает при этом крайне высокую вероятность международной изоляции и иных непредсказуемых последствий (вплоть до исключения из еврозоны), которые может вызвать такое решение [6]. От себя скажем: понимают их и власти Кипра, скорее всего, понимают они и важность сохранения доверия местного населения к своим банковским учреждениям (которое фактически было сохранено в Исландии, не говоря уже о том, что Исландия осталась во многом в стороне от «кратера» мирового кризиса). Но жадность, социальная безответственность при определении «направления главного удара» порой мешают принять непростое, но социально верное решение.

Обратимся к словам того же Пола Кругмана из статьи от 22 марта – словам, завершающим статью: «Так что не плачьте о Кипре — плачьте обо всех нас, живущих в мире, о чьих лидерах представляется, что бедствие их ничему не учит» [6]. В этом смысле кипрская ситуация — когда местное население начинает нести прямые потери сбережений, накопленных, а не текущих доходов, вследствие протекционизма местных властей по отношению к несущим более высокие, пусть и менее долгосрочные, доходы, в конечном счете, этим самым властям, может и должна стать последним предупреждением и властям Кипра, и властям многих других стран. Особенно тех, где настольной книгой лидеров стал учебник «Экономикса», а «богатство народов» сводится к деньгам на счетах в иностранных банках. И кипрских в том числе.

Но мы намерены извлечь принципиальный урок как из самой ситуации на Кипре, так и из предпринимаемых попыток ее разрешения.

Урок этот со всех сторон будет социальным по своему содержанию и будет предполагать моделирование возможной ситуации, актуальное не только для Кипра (независимо от тех решений, которые фактически будут приняты к моменту выхода статьи), но и для любой страны, которая возжелает пойти подобным путем.

Предполагаемая, называя «вещи» своим именами, конфискация части сбережений граждан, хранящихся в банках — в случае последующего получения кипрским государством кредитов от европейских центральных банковских структур и направления хотя бы их части на восстановление «платежеспособности», «финансовой устойчивости» и т.д. тех же кипрских банков, фактически означает конфискацию сбережений физических лиц в пользу банков. Это еще более прямая «смена хозяина», выражаясь словами известного анекдота, денег физических лиц, чем российское обесценение вкладов граждан в Сбербанке России 2 января 1992 г. и – пусть в несколько меньших масштабах – конфискационные денежные реформы, проведенные в январе 1991 г. и (особенно, хотя многие ее уже не помнят) в июле 1993 г. Мы не случайно заговорили об этих реформах, так как формальным поводом для последней из них была большая масса наличных денежных средств из стран СНГ (кроме России), остававшихся к июлю 1993 г. еще в «рублевой зоне», т.е. использовавших советский-российский рубль в качестве единственного платежного средства. Вот и масса наличных евро, которые несмотря на “победные реляции” с Кипра [4] уже бывает непросто получить даже в банкоматах острова, может устремиться в те же Германию и Францию, что вкупе с далеко не решенной проблемой “греческого долга” может стать “последней каплей” терпения той же Германии и действительно, по Кругману, повлечь исключение Кипра из еврозоны. Да, с одной стороны, это сделает доступнее туризм на Кипре и, возможно, создаст некоторое количество новых рабочих мест в этой индустрии за счет повышения спроса на “подешевевший” Кипр. Но проблема внешнего долга Кипра, исчисленного в евро, останется, и ее решение (или хотя бы консервация) с большой вероятностью может быть связано с диктатом со стороны той же Германии, направленным на применение тех же мер “жесткой экономии” – печально известных austerity measures, “благодаря которым” некогда цветущая Испания оказывается порою на грани элементарного голода. Поэтому зарплаты на вновь созданных рабочих местах могут оказаться очень и очень низкими, что только повысит социальное напряжение на Кипре. При всем этом сектор “роскоши”, “демонстративного потребления” (по терминологии Т.Веблена) может остаться незатронутым, так как что государственная, что бизнес-элита вряд ли откажется от внешних атрибутов своего “влияния” и будет по-прежнему изгонять из своих рядов представителей, на практике осознающих сущность этих атрибутов как “колосса на глиняных ногах”. Это приведет лишь к дальнейшему отчуждению руководства страны от ее населения и создаст непосредственную угрозу социального хаоса, последствия которого, внешне по-разному, но в целом — в смысловом единстве были продемонстрированы и Г. Лебоном, и Х. Ортега-и-Гассетом, и А.С. Пушкиным.

Сделаем резкий географический (и даже геополитический) кульбит. Сейчас не всегда модно черпать источник вдохновения в китайском политико-экономическом опыте конца 1960-х гг. Но мы обратимся к нему, ибо есть к чему. В публикации англоязычного журнала “Пекинское обозрение” того времени [7], повествующей о сложнейшей по тем временам хирургической операции по удалению большой по размерам опухоли, говорилось: “В соответствии с буржуазными и ревизионистскими медицинскими идеями, операция рассматривалась бы как успешная… [лишь только в зависимости от того], удалена ли была опухоль и не умер ли пациент во время операции. Председатель Мао, однако, всегда учит нас: “Наш долг – оставаться всегда ответственными перед народом (здесь и далее курсив в цитате мой. – А.З.). Каждое слово, каждое действие, каждый политический курс должен соответствовать интересам народа». Таким образом, мы должны не только позволить нашей классовой сестре выжить и сохранить хорошее здоровье, но также и продолжать работать ради социализма» [7]. Минуло почти сорок пять лет с тех дней – и мы узнаем о вполне мотивированном решении уже нынешних властей КНР о запрете на телевизионную рекламу предметов роскоши, введенном с целью не стимулировать коррупцию [2].

Итак, рассмотренный опыт и Кипра, и России, и других стран еще раз показывает нам очевидную, но в наши дни часто забываемую максиму:  в центре экономики стоит не “эффективное использование ограниченных ресурсов”, а адамо-смитовское “богатство народов”, его – в ломоносовских терминах (пусть и сказанных слегка – именно слегка! — в другом контексте) “сохранение и приумножение”, и конкретный представитель любого народа земного шара, который сохраняет и приумножает это богатство – Человек.

 

Литература:

 

  1. Barclays finance director Lucas, top counsel to retire // Reuters. 03.02.2013. Режим доступа: http://mobile.reuters.com/article/topNews/idUSBRE9120BA20130203, дата обращения 23.03.2013.

  2. China bans television ads for bling // CNN. 08.02.2013. 11:14(UTC). Веб-сайт ‘cnnmobile.com’.

  3. Cyprus deposit tax ‘overnight robbery’ // CNN. 19.03.2013. 18:00(UTC). Веб-сайт ‘cnnmobile.com’.

  4. Cyprus for Easter? Just pack extra cash // CNN. 23.03.2013. 09:15(UTC). ). Веб-сайт ‘cnnmobile.com’.

  5. EU bailouts: A vehicle to kick the weak? // CNN. 21.03.2013. 12:10(UTC). Веб-сайт ‘cnnmobile.com’.

  6. Krugman P. Treasure Island Trauma // The New York Times. 22.03.2013.

  7. Mao Tse-tung’s Thought Directs Us in Battle // Peking Review. 16.08.1968. № 33. Режим доступа: http://www.wengewang.org/read.php?tid=22373