Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Теория

О субстанции

Разделы: 

Ленин и ленинизм сегодня и послезавтра

Разделы: 

Валлерстайн Иммануил, Социолог, Йельский университет (США)..

С течением времени в России весьма вероятна политическая реабилитация Ленина.
Где-то к 2050 году он вполне может стать главным национальным героем
Ленинизм — это стратегия захвата, укрепления и удержания
власти в отдельно взятой стране.
В таком толковании ленинизм обнаруживается во многих странах
под самыми разными названиями, а иногда и без всякого названия
East News

Марксизм-ленинизм умер, и ничто его не воскресит. Однако при этом не умерли ни марксизм, ни ленинизм. Более того, и сам Ленин находится на пути к исторической реабилитации, по крайней мере в России. Но, увы, сегодня повсеместно чувствуется неспособность уловить аналитические различия между этими концепциями, что мешает ясности политических рассуждений как в России, так и в остальном мире.

Марксизм-ленинизм изобрела в 1923 году советская партийная верхушка. Эта догма была навязана коммунистическим партиям остального мира наподобие смирительной рубашки. Шаг вправо или влево — и из Москвы их клеймили как ревизионистов и отступников. То, что стало называться марксизмом-ленинизмом, стало бесконечно повторяемым и зазубриваемым катехизисом, хотя частности и целые разделы при этом могли меняться в соответствии с изменениями геополитической тактики советского руководства. Это учение казалось монолитным, хотя на самом деле постоянно лепилось и перелепливалось — однако право перелепливать принадлежало исключительно московскому Центру. Марксизм-ленинизм никогда не имел постоянной и логически связной формулировки. Придерживаться устаревшей и отмененной версии марксизма-ленинизма считалось ересью не меньшей, чем серьезное логическое обсуждение новейшей официальной версии.

Марксизм-ленинизм оставался действенным учением, покуда был жив Сталин. Вождь проводил идеологическую линию с помощью периодических партчисток и репрессий внутри СССР и жесткой опеки над единомышленниками и союзниками за его пределами. После смерти Сталина немедленно встал главный политический вопрос: кто сможет взять на себя управление сталинской системой надзора и контроля? Как оказалось, не смог никто.

Майкл Хардт. Коммунизм и общее

Разделы: 

Финансовый кризис, разразившийся осенью 2008 года, перестроил господствующие взгляды на капитализм и социализм. До недавних пор любая критика неолиберальных стратегий дерегуляции, приватизации и сокращения структур социального обеспечения — не говоря уже о самом капитале — отвергалась господствующими средствами массовой информации как бред сумасшедшего.

Четвёртая идеальная задача.

Разделы: 

В работе «Проблема идеального» Э.В. Ильенков пишет: «…идеальное существует только в человеке. Вне человека и помимо него никакого «идеального» нет. …при этом человек понимается не как отдельный индивид с его мозгом, а как реальная совокупность реальных людей… как «совокупность всех общественных отношений…».

Куда движется капитализм

Разделы: 

Василий Колташов

Третья идеальная задача

Разделы: 

В работе «Проблема идеального» Э.В. Ильенков пишет: «Идеальная форма вещи — это не форма вещи «в себе», а форма общественно-человеческой жизнедеятельности. …это форма вещи, но вне этой вещи, и именно как форма жизнедеятельности человека, в человеке, «внутри человека».

Вторая идеальная задача

Разделы: 

В работе «Проблема идеального» Э.В. Ильенков пишет: «Идеальность, по Марксу, и есть не что иное, как представленная в вещи форма общественно-человеческой деятельности. Или, наоборот, форма человеческой деятельности, представленная как вещь, как предмет…

Идеальная задача

Разделы: 

Идеальная не потому, разумеется, что являет собой некое совершенство, а в связи с обращением к  проблеме идеального у Э.В. Ильенкова.

Задача, поскольку надо найти ответ.

Свобода как право на культуру

Разделы: 
Друзья «Альтернатив»: 

Свобода как право на культуру

В.М.Межуев

 

Главный мой тезис: свобода есть общественная категория. Она дается человеку не Богом и не природой, а обществом, является не природным или божественным, а общественным даром. Индивид испытывает потребность в свободе в качестве общественного существа, в силу своей не естественной, а общественной природы. В этом смысле говорят о разных видах свободы — политической и экономической, о свободе совести, слова, творчества и пр. В любом случае индивид обретает свободу только в обществе, из чего никак не следует, что любое общество делает его свободным. Наоборот, во всех существовавших до сих пор обществах он никогда не был до конца свободным, полностью или частично зависел от других. И можно ли, живя в обществе, быть свободным от общества? Очевидный отрицательный ответ на этот вопрос ставит, казалось бы, под сомнение любую попытку искать в обществе источник и причину свободы. Общество при первом рассмотрении, — скорее, враг свободы, заставляя каждого считаться с другими, усмирять свои желания и порывы, быть таким, как все. Общество либо ограничивает свободу, либо делает ее привилегией для немногих. Большинство современных философов (от экзистенциалистов до постмодернистов) именно в обществе усматривает наиболее враждебную свободе силу. По словам Сартра, «ад – это другие». Свобода — первое, чем жертвует человек ради жизни в обществе. Потому и обретается она посредством ухода человека из общества, в неком «пограничном состоянии» между жизнью и смертью, над которым уже никто не властен. Как же согласовать тезис об общественном происхождении свободы с очевидным фактом ее отсутствия или ограничения во всех известных нам обществах? На этот вопрос и необходимо ответить в первую очередь.

Идеология и наука

Разделы: 
Друзья «Альтернатив»: 

Идеология и наука

В.М.Межуев

 

Сравнительно недавно на страницах журнала «Альтернативы» разгорелась острая полемика между В.Ж.Келле и Л.К. Науменко. Поводом послужила статья В.Ж.Келле «Марксизм и постмодернизм» («Альтернативы». 2006. №3), на которую Л.К.Науменко ответил критической статьей ««Наше» или «мое»? Марксизм и постмодернизм» («Альтернативы»». 2008. №3). Ответом В.Ж.Келле стала его статья «Что же сказать в ответ?» («Альтернативы». 2009. №1). Вся полемика была перепечатана в сборнике «Марксизм. Альтернативы ХХ1 века. Дебаты постсоветской школы критического марксизма» (М.2009). Я не стал бы вмешиваться в нее, если бы каким-то боком (каким именно, станет ясно дальше) она не задевала лично меня, не касалась вопросов, меня всегда интересовавших.

Сразу же скажу, что с уважением и симпатией отношусь к Л.К. Науменко, считаю его своим другом, высоко ценю как талантливого философа и продолжателя дела Э.В.Ильенкова. Но в данном случае не могу согласиться с ним ни в тоне, который он избрал в споре с не менее уважаемым мной В.Ж.Келле, ни с рядом высказанных им замечаний в его адрес. Спор между ними касается понимания соотношения идеологии и науки, природы общественного сознания, духовного производства, культуры и ряда других сюжетов. Мне и самому в силу моей философской специализации не раз приходилось писать на эти темы. Поэтому ряд критических замечаний, сделанных Л.К.Науменко в адрес В.Ж.Келле, я с не меньшим основанием отношу и к себе. В.Ж.Келле в защитниках не нуждается, но у меня возникло желание ответить Л.К.Науменко от своего имени, причем без всякой уверенности в полном согласии со мной и самого В.Ж.Келле. Попытаюсь сделать это в той же свободной от излишнего академизма манере, в какой написана и статья Л.К.Науменко.

ТАК ЧТО ЖЕ ТАКОЕ КОММУНИЗМ?

Разделы: 
Друзья «Альтернатив»: 

 

Вадим Межуев

Проф. А.В. Бузгалин попросил отреагировать меня на свои критические замечания, сделанные им по поводу моего понимания коммунизма1. Хотя в его статье им уделено немного места – всего две-три страницы – и они частично повторяют то, что уже было ранее высказано другими моими оппонентами, например, Б. Славиным, я охотно исполню его просьбу. Ответ получится, конечно, более пространным, чем сама критика, но, как известно, отвечать на критические замечания намного сложнее, чем их делать. Многое приходиться договаривать и пояснять.

Отмечу, прежде всего, согласие проф. Бузгалина с определением социализма как «пространства культуры», которое послужило заглавием для моей статьи. Он считает, что оно воспринято мной от Маркса, моих учителей (интересно, кого он имеет в виду?) и коллег-шестидесятников. Если к шестидесятникам он причисляет Н.С. Злобина, также писавшего на эту тему, то мысль о совпадении в марксизме понятий «коммунизм» и «культура» пришла нам одновременно еще в 1967 г., когда мы в качестве авторов участвовали в создании коллективной монографии «Коммунизм и культура», положившей начало теоретической разработке проблем культуры в советской философии того времени. При этом Н.С. Злобин в защите данного тезиса опирался в основном на высказывания В.И. Ленина в его поздних работах, на его учение о культурной революции, тогда как я, действительно, на труды Маркса, на его концепцию духовного производства, которая в то время никем всерьез не рассматривалась. Впоследствии каждый из нас пошел своим путем. И хотя мы оба придерживались первоначального тезиса, он трактовался нами по-разному, что объясняется несовпадением наших взглядов на сущность культуры (о чем я также неоднократно писал). Более подробно свое толкование этого тезиса я изложил в монографии «Культура и история» (1977 г.) и ряде других работ. Так что данное определение сформулировано мной не сегодня, а достаточно давно.

Свобода как ценность

Разделы: 
Друзья «Альтернатив»: 

Свобода как ценность

В.М.Межуев

О свободе написаны горы книг, в которых она рассматривается с разных позиций и сторон – философской, религиозной, научной, правовой, моральной и т.д. Уже одно это свидетельствует о том, что свобода относится к числу фундаментальных ценностей человеческого существования. Человек, осознавший для себя ценность свободы, испытывает при ее отсутствии чувство дискомфорта, собственной неполноценности, невосполнимой утраты. С какого же момента свобода становится для человека ценностью? Мнение о том, что она была ценностью для человека во все времена, не кажется мне слишком убедительным.

Большую часть своей истории люди даже не подозревали о существовании свободы или не придавали ей существенного значения. Для многих и сегодня свобода либо мало что значит, либо является тяжелым бременем, от которого лучше всего избавиться (феномен, описанный Э.Фроммом в его знаменитой книге «Бегство от свободы»). А разве в России свобода уже для всех стала наиболее ценимым благом? Судя по социологическим опросам, интересы государства, нации, семьи, материальный достаток, карьера, общественный порядок и пр. ценятся значительной частью населения намного выше личной свободы. И как часто можно услышать, что не свобода, а что-то совсем другое является ценностью для русского человека. Напрашивается вывод: свобода становится ценностью для человека отнюдь не с момента его появления на земле, а в результате проделанной им долгой исторической эволюции, которая для многих и сегодня еще полностью не завершилась.

Кризис или катастрофа?

Разделы: 

…Проведенный анализ подводит к естественному выводу – современное положение человечества определяется тем, что одновременно действуют три типа кризиса, постепенно затягиваясь, нет, не в узел, а в петлю, выскользнуть из которой будет чем дальше, тем труднее. Уже просматривается черта, после которой петля затянется окончательно.

И это уже не беда – это катастрофа

После сектантства. Наболевшие вопросы левого движения

Разделы: 

 

Иван Овсянников

Статья об «анатомии сектантства» вызвала разноречивые отклики, варьирующиеся от вполне конструктивной критики, сетующей на то, что в тексте нет ясных позитивных предложений, до кликушеских обвинений в оппортунизме, тред-юнионизме и «сползании с классовых позиций». К сожалению, в настоящий момент я слишком занят «беспринципным прислужничеством профбюрократии», чтобы отвлекаться на написание юмористических фельетонов, интересных лишь узкому кругу «посвященных».

Поэтому я постараюсь изложить здесь свое видение актуальных задач российских левых, а разбором филиппик российской секции Комитета за Рабочий Интернационал займусь лишь постольку, поскольку это будет необходимо для достижения главной цели.

Новые веяния. Старые проблемы

За последние десять лет в России сформировалась новая генерация рабочих — как правило, достаточно молодых, сконцентрированных на современных, зачастую иностранных, производствах — над которой уже не так довлеет коллективный опыт разбитого и деморализованного советского рабочего класса. Выросшие и социализированные в эпоху рынка, эти трудящиеся далеки от советской ностальгии старшего поколения, равно как и от антикоммунистических предрассудков другой его части. По существу, они находятся вне политического дискурса, не обладают каким-либо опытом коллективных действий, но, в то же время, демонстрируют бОльшую склонность к самоорганизации, чем рабочие «старых» депрессивных предприятий, иммигранты или бюджетники. Наиболее угнетенные страты наемных работников оказываются наименее готовыми к протесту и, что еще важнее, созданию устойчивых структур солидарности. Зато те рабочие, которые еще недавно, в предкризисные годы, находились в сравнительно привилегированном положении, сегодня вполне созрели для восприятия профсоюзной агитации. Экономический кризис разрушил надежды этой части пролетариата на лучшее будущее, достижимое при условии личной предприимчивости, заставил миллионы людей на собственной шкуре прочувствовать всю зыбкость и иллюзорность капиталистического «преуспеяния». Посткризисное восстановление, заметное в некоторых отраслях промышленности, разумеется, не ведет к реставрации уровня жизни времен «стабильности». Напротив, оно сопровождается ростом эксплуатации и ухудшением условий труда, что способствует некоторому увеличению числа профсоюзных инициатив, но и усилению репрессий в отношении профактивистов. Это хорошо видно на примере Межрегионального Профсоюза Работников Автопрома, к которому в этом году примкнуло пять первичек в одном только Питере и Ленобласти (все – на «новых» предприятиях, принадлежащих ТНК). Одновременно происходит радикализация и консолидация «альтернативного» профдвижения, показателем которой стало образование в 2010 году единого независимого профцентра на базе Конфедерации Труда России и провал попыток Кремля захватить контроль над свободными профсоюзами. Растущее взаимодействие передовых профактивистов и «внесистемных» левых вылилось в попытки создания рабочей политической формации (Движение трудящихся и РОТФронт). На причинах безуспешности этих попыток мы остановимся позже. Пока же отметим сам факт наличия подобных инициатив, исходящих из профсоюзной среды.

Марскистская теория и современный мир

Разделы: 

 

Олег Сулейманов

В №13 Коммуниста.Ру Chaotickgood написал статью «Тем хуже для реальности», в которой призвал «обновить теорию (… на самом деле обновить, а не косметически подправлять детали)» марксизма, или, словами Тарасова, вынесенными автором в эпиграф, «преодолеть марксизм на базе марксистской же методологии». 

Вкратце, выдвигаемые автором тезисы «обновления марксизма» таковы: 

 — диктатура пролетариата повсюду потерпела поражение и должна быть отброшена;

 — пролетариат в силу изменившейся обстановки утратил революционную роль, коммунистам надо искать новую социальную базу. 

При этом, несмотря на поставленную задачу, автор не дал ответа ни на вопрос «какова социальная база современного коммунистического движения?», ни на вопрос «как должна выглядеть власть в переходном к коммунистическому обществе?» 

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Разделы: 
Друзья «Альтернатив»: 

 

Валерий БУШУЕВ

     Несколько лет назад, в разгар споров о том, нужна ли России своя «национальная идея», один мой старый университетский товарищ, известный сейчас сторонник либеральных идей, задал полный иронии вопрос: «А зачем она нам? Разве у Голландии или Новой Зеландии есть своя национальная идея?» Вопрос повис тогда в воздухе. Сейчас, после выхода в свет чрезвычайно емкой, насыщенной исключительно интересной и полезной информацией по этому поводу коллективной монографии российских ученых[1], такой вопрос не только не остался бы без ответа. Мой товарищ, вероятнее всего, просто не стал бы его задавать. Дело в том, что авторы этой книги убедительно, проявляя глубочайшее знание предмета, показывают: нет и не было в мире страны и народа, у которых в той или иной форме не существовало бы своей «национальной идеи», то есть идеи, отражающей коренные интересы определенной национальной общности. При этом вовсе не обязательно та своего рода политическая философия жизни, которая вдохновляет на протяжении столетий развитие каждого народа, носит название «национальной идеи».

От неолиберальной к посткейнсианской экономике

Разделы: 

От неолиберальной к посткейнсианской экономике

 

Дзарасов

Солтан Сафарбиевич,

д.э.н., профессор Института экономики РАН

 

1. Введение

 

Итоги двадцатилетнего развития России по модели англо-саксонского (неолиберального) капитализма явились самыми печальными в нашей истории. За эти годы реальный сектор экономики, прежде всего его ведущие отрасли, составляющие машиностроительный комплекс, последовательно разваливались. Развитие получил, — и то на старой базе, — в основном нефтегазовые отрасли и метало производство, приносящие стране более двух третьей её валютных доходов. В виду такой однобокости мы превратились в сырьевой придаток других стран. Причём, приток валютных доходов в результате повышения цен на энергоносители в мировом рынке приносит нам мало пользы. В своей значительной части они не вкладываются в отечественную экономику, а вывозятся за рубеж. Кроме того, они маскируют отсутствие роста валового продукта за счёт реального сектора. В виду роста цен на энергоносители показатель физического объёма продукции подменяется её стоимостным (ценовым) выражением и это создает обманчивую видимость благополучия, которого в действительности нет.

Рынок в том виде, в каком он был предложен Западом и принят нами, не оправдал наших надежд. Поэтому приходится, с одной стороны искать объяснение тому, почему так получилось, а с другой, альтернативную теоретическую концепцию тому, что есть.

Что советский догматизм не походит для этой цели, подтвердил крах социалистической системы. Но несчастье в том, что принятая вместо него теория экономического либерализма оказалась еще хуже. Советский марксизм, хотя и в догматической форме, но всё-таки отражал нашу жизнь и проблемы. Принятая нами неолиберальная теория, столь же догматична, а от нашей действительности куда более далека. Тем не менее, именно она легла в основу проведенных у нас реформ, которые по признанию одного из реформаторов свелись просто к «распродаже российской империи».

Теоретические истоки этих несчастий я нахожу в догматах принятой нами неолиберальной, (неоклассической) теории, которая под названием экономикс заняла господствующее положение в нашей науке и преподавании. Толком не разобравшись что к чему, мы приняли предложенный Западом залежалый теоретический товар, при помощи которого обеспечивается доминирование американского влияние в мире. Значит, себе в ущерб. Между тем, мировая экономическая мысль чрезвычайно богата и разнообразна, и следовало бы лучше уяснить, что из этих богатств нам подходит, а что нет. За фасадом того, что рекламируется для сбыта за рубеж, остаются бесценные идейные бриллианты, добытые, в частности, выдающимися представителями англо-американской экономической мысли. Чтобы найти их надо просеять немало теоретической «руды». Эту нелегкую работу над альтернативной экономикой никто не финансирует, и ее приходится осуществлять за свой счёт, движимый профессиональным интересом и чувством гражданской ответственности.

Россия в обществе знаний: концепт культурного лидерства

Разделы: 

 

Россия в обществе знаний: концепт культурного лидерства

 

Александр Владимирович Бузгалин,

главный редактор журнала «Альтернативы»,

доктор экономических наук, профессор МГУ,

главный редактор журнала «Альтернативы»

 

 

1. Перекрестки глобальных трансформаций

 

В статье показывается, что за хорошо известными тезисами перехода человечества к постиндустриальному (информационному и т. п.) обществу скрываются глубокие противоречия трансформационной эпохи. Это время, когда человечество стоим перед развилками истории, когда возможны различные сценарии ответа на вызовы революции знаний и глобальных проблем. В качестве адекватного ответа на этот вызов автор видит развитие системы общественных отношений, обеспечивающих приоритет общедоступного творчества и культуры, свободного гармоничного развития человека1.

 

ХХ век стал эпохой сразу нескольких глобальных переломов. Первый — «социалистический эксперимент» — закончился возвратом в исходную точку. Второй — научно-технический — разворачивается вот уже более ста лет, но при этом регулярно меняет направления и тренды. Третий — культурно-цивилизационный — как был, так и остается под вопросом.

Исторический опыт модернизации в России и наше время

Разделы: 

Исторический опыт модернизации в России и наше время

 

Колганов А.И.,

д.э.н., в.н.с, МГУ им. М.В. Ломоносова

 

Достаточно очевидно, что экономический и социальный прогресс не является чем-то таким, что автоматически гарантировано всем странам и народам в любой период их истории и при любых обстоятельствах. История постоянно демонстрирует нам и застой в развитии, и регресс. Даже самые передовые и динамично развивающие страны время от времени сталкиваются с проблемой невозможности обеспечить дальнейшее развитие на основе прежних экономических, социальных и политических механизмов. И тогда возникает необходимость в модернизации.

Лекция профессора А. В. Бузгалина по курсу «Российская экономическая модель». Лекция № 4 (видео)

Лекция профессора А. В. Бузгалина по курсу «Российская экономическая модель». Лекция № 4

Российская экономическая модель: отношения собственности

  • Содержание и типы собственности
  • Основные формы собственности в современной рыночной экономике
  • Приватизация в постсоветской России
  • Россия: система отношений собственности и ее специфика

Страницы

Подписка на RSS - Теория