Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Науменко Л. К.

Науменко Лев Константинович

admin

Лев Константинович Науменко о судьбе советской деревни, Эвальде Ильенкове и Михаиле Лифшице

Разделы: 

Лев Константинович Науменко о судьбе советской деревни, Эвальде Ильенкове и Михаиле Лифшице

Полная версия: http://oralhistory.ru/projects/politics/istoriya-politicheskih-nauk/naumenko

Первая беседа с доктором философских наук Львом Константиновичем Науменко начинается рассказом о деревенской интеллигенции, тотальном огосударствлении и возможностях мальчика из далекой провинции. В качестве показателя критического несоответствия преподавательского уровня философского факультета МГУ 1950-х годов и запросов учащихся, Лев Константинович рассказывает о вступительной речи декана Алексея Гагарина о работе председателем свиносовхоза. Отдельная тема, получившая в первой беседе первоначальное раскрытие – воспоминания об Эвальде Ильенкове и Михаиле Лифшице. И, конечно, признак необыкновенной вольности хрущевского времени – дискуссии о «подлинном марксизме», внимательно пресекавшиеся опытными руководителями за ненадобностью. С Л.К. Науменко беседовал Михаил Найдёнкин. 

Науменко: Дело в следующем: я – марксист. Но не из тех, которые официальные марксисты-ленинцы, митинги и все остальное. Я марксист другого плана, и я им остаюсь. И это важно, потому что это определяет мое отношение к тому, что было, что есть и что будет.

«ЗАСТОЙ»: ПОРЯДОК, РОЖДАЮЩИЙ ХАОС

Разделы: 

Л.К.Науменко

доктор философских наук

профессор

«ЗАСТОЙ»: ПОРЯДОК, РОЖДАЮЩИЙ ХАОС

Вялое, лишенное какой-либо исторической конкретности словечко «застой» оказалось метафорой, неожиданно метко передающей образ и самоощущение эпохи «развитого социализма». Не кризис, не паралич, не предъинфарктное или предъинсультное состояние, а именно застой, замедление циркуляции крови и лимфы, увядание, усыхание, истощение жизненных сил, старческое одряхление. Без каких-либо явных внешних и внутренних причин жизнеспособное по всем формальным «показателям» общество и государство впало в прострацию, в старческий маразм всего лишь на седьмом десятке лет от рождения. Не было ни природных катастроф, ни эпидемий, ни нашествия, ни бунтов и мятежей – ничего, на что можно было бы указать как на причину истощения внутренней энергии. Социальный организм дряхлел с той же естественностью и неотвратимостью, в те же сроки и в том же темпе, в каком дряхлеет и организм индивидуальный.

Подстать «застою» и бестолковое словечко «перестройка». «Перестройка» — это не расчистка завалов, не ремонт обветшавших или неумело возведенных конструкций, не улучшение проекта, а просто инъекция возбуждающего препарата, вызывающего некое шевеление, конвульсивное дрыганье и дерганье отдельных членов и органов, имитация активности, в чем и видели свидетельство того, что «процесс пошел». Куда пошел? Что необходимо переделывать, в каком порядке и в каком направлении, что следует ожидать в результате? (Верно было сказано в самом начале этого дерганья: «Взлететь-то взлетели, но где сядете?»). Такие вопросы «архитекторы перестройки» не задавали. А получив уже в наши дни ответ, все потеряли интерес и к самим вопросам: «снявши голову, по волосам не плачут». Результатом могло явиться только обрушение всего сооружения в целом. Причем обрушился не только «социализм» и не только советское государство. Разрушенными оказались все социальные системы и органы жизнеобеспечения, фундаментальные общественные структуры, лежавшие ниже собственно специфически «социалистической» организации и обеспечивавшие элементарный общественный порядок. Раскочегарив рожденную «перестройкой» центробежную энергию распада, молекулярный хаос, безумие «прихватизации» эпохи рыночных «реформ» поставили на грань вымирания абсолютное большинство населения огромной страны. Не только не появилось обещанное благополучие. Исчезла элементарная безопасность, рискованной стала сама жизнь, физическое существование, проблематичным простое выживание. Миллионы людей оказались заложниками безудержного хищничества, шкурничества и бесстыдного паразитического «процветания» кучки мультимиллионеров, попросту говоря – «кидал». И конца этому беспределу и по сей день не увидеть на горизонте даже в самые сильные бинокли. Есть ли необходимая, закономерная связь застойного «порядка» и нынешнего хаоса?

Мифология живая и мертвая

Разделы: 

Глава первая. Мифология живая и мертвая

Л. К. Науменко

В жизни бывают разные совпадения. Когда их несколько – это нас озадачивает. Необходимыми их не назовешь, ибо связь не прослеживается. Но и случайностью всю цепочку тоже не назовешь, особенно если ее конец возвращается к началу. Тогда мы не говорим, что это случайно, но не говорим и того, что это необходимо. Мы говорим, что эти совпадения символичны. Символ всегда содержит намек на некоторую реальность, не поддающуюся осознанию, более значительную, чем рядовое событие. Обычное, рядовое не нуждается в символе. Если эта реальность остается не распознанной, не открывшейся нам, символ легко превращается в миф. Миф всегда повествует о былом. О том, чего уж нет. Миф оттесняет символ вместе с его реальностью в прошлое и оставляет ее там закрытой, теперь уж навсегда. Иное дело, когда символ оказывается соотнесенным с нашей, нынешней, сегодняшней реальностью. Тогда раскрывается смысл символа, символ опознается как нечто знакомое, понятное нам, узнаваемое. Мифу здесь не остается места, он умирает, вместе с ним умирает и исключительность события, имевшего место в прошлом.

ИДЕОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО

Лев Науменко

Гроссмейстер, так конь не ходит!

И.Ильф, Е.Петров. «12 стульев».

ИДЕОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО

 

Мотивом «вмешательства» В.М.Межуева в спор Л.К.Науменко и В.Ж.Келле послужило, как он пишет, то, что мое выступление «задевает лично» его, хотя в моей статье «”Наше или мое“. Марксизм и постмодернизм » ни имя, ни работы В.М.Межуева не упоминаются. Свою статью Межуев озаглавил так: «Идеология и наука».

В свою очередь должен сказать, что я не стал бы отвечать Межуеву, если бы его выступление задевало только «лично меня», хотя статья моего старого друга от первой строки до последней посвящена «лично мне». Думается, что мы смогли бы разобраться в наших взаимоотношениях и не обращаясь к средствам «массовой информации». В самом деле, зачем этим «массам» погружаться в наши взаимные обиды, если никого, кроме нас двоих, все это лично не затрагивает? Но мне приходится отвечать именно потому, что предмет спора лично затрагивает, обязан затрагивать каждого, кто не равнодушен к нашему общему, общественному бытию. Эту общественно значимую проблему я и вынес в заголовок настоящей статьи. Сразу видно не только различие между нами, но и противоположность позиций: у Межуева – «мое», а у меня – «наше».

Ленин и философия

Разделы: 
Конференции, мероприятия: 

Ленин и философия

Л.К.Науменко

Доклады на международную конференцию «ЛЕНИН on line» (к 140-летию со дня рождения Владимира Ульянова). 22-24 апреля 2010 года, г. Москва. Организаторы Фонд «Альтернативы», Фонд Розы Люксембург

История должна показать

не пепел прошлого, а его огонь.

Жан Жорес. 

В известной работе «Актуальность прекрасного» Г.Г.Гадамер сформулировал такой парадокс: «Пока мы обращаемся к классическому искусству, перед нами произведения, которые при их создании понимались преимущественно не как искусство, а как носители образов из религиозной или светской жизни или же как украшения нашего жизненного мира в его ключевых ситуациях…». Когда же искусство перестает служить каким-либо внешним, т.е. общественным целям, и пытается стать самим собой, (т.е. искусством для искусства – Л.Н.), начинается «великая революция в искусстве». «В наши дни она привела к отказу от обусловленной традицией содержательности образа и художественной выразительности, став вдвойне проблематичной. Искусство ли это? И хочет ли оно вообще быть искусством? Что стоит за этой парадоксальной ситуацией?»1

НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ! Лев Науменко

Разделы: 

ДОБРЫЙ ВЕЧЕР! РУБРИКА»АНОНС ЖУРНАЛА ЗА НЕДЕЛЮ» ЖЕЛАЕТ ВСЕМ ХОРОШЕГО НАСТРОЕНИЯ!

Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма»

(К. Маркс и Ф. Энгельс,
«Манифест коммунистической партии»).

ОДНОЙ ЛИШЬ ДУМЫ ВЛАСТЬ

Разделы: 

К 85-летию со дня рождения выдающегося философа – марксиста

Эвальда Васильевича Ильенкова

 

В контексте мировой философии

Разделы: 

В контексте мировой философии

 

Доктор философских наук, профессор

Л.К.Науменко

 

Первое условие адекватного понимания существа философского творчества Эвальда Ильенкова и оценки удельного веса его идей в мировой философии – точное определение контекста этого творчества. Важно учесть, что сделанное им невозможно понять и оценить в контексте эволюции официальной советской философии – «диамата – истмата». Этот контекст существенен для понимания внешних обстоятельств его жизни и творчества, но ровным счетом ничего не дает для уяснения существа последнего. Он работал с иным «мыслительным материалом». Ничего не даст нам и другой контекст – русская немарксистская философская мысль Х1ХХХ вв: западники и славянофилы, русские гегельянцы и шеллегианцы, Вл.Соловьев, Шестов, Бердяев и др. Мало что дает и линия – Белинский, Герцен, Чернышевский, Добролюбов…Чтобы убедиться в этом, достаточно просто полистать его сочинения. Но он безусловно русский мыслитель в том смысле, в каком Достоевский говорил о Пушкине и русской духовной культуре – о ее восприимчивости, «всемирности». Причины такого «невписывания» Э.Ильенкова в названные выше контексты понять и объяснить можно и проще и теоретически понятнее.

Расширяющаяся вселенная души — Experimentum crucis

Разделы: 

Расширяющаяся вселенная души — Experimentum crucis

 

Л.К.Науменко

Я держу сейчас в руках и осторожно листаю пожелтевшие, сухие, ломкие страницы журналов середины 70-годов и от абзаца к абзацу, от строчки к строчке встает в воображении волнующее и смущающее душу свершение в общем-то не такого уж далекого прошлого – волнующее своей значительностью и смущающее нашей сегодняшней беспамятливостью. Речь идет об обсуждении и подведении на страницах журналов «Вопросы философии», «Коммунист», «Молодой коммунист» и других изданий, на телевидении и радио итогов уникальнейшего эксперимента по формированию психики и, шире — личности слепоглухонемых детей. Дело, начатое И.А.Соколянским, продолжил и блистательно завершил его ученик и последователь А.И.Мещеряков, возглавивший творческий коллектив воспитателей-педагогов, самозабвенно, заботливо, шаг за шагом творивший то, что лучше всего может быть обозначено словом ч у д о – чудо рождения психики, души, одухотворения плоти. А уникальным этот эксперимент сделало то, что можно назвать о б ы к н о в е н н ы м, т.е. рукотворным и воспроизводимым, «серийным» чудом.

ДИАЛЕКТИКА АКТИВНОСТИ И ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Разделы: 

Л.К.НАУМЕНКО
Доктор философских наук,
профессор.

ДИАЛЕКТИКА АКТИВНОСТИ И ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Я не психолог. Поэтому и мое участие в обсуждении проблем психологии не может быть легитимным. Точно также было бы странным, если бы я взялся обсуждать какие-либо проблемы математики.

Есть однако область, где диалог философии и психологии, философии и математики не только возможен, но и безусловно необходим. Это проблема предмета психологии и предмета математики. Точнее ее следует сформулировать как проблему реальности в психологии и в математике. Математика здесь берется лишь для иллюстрации. Здесь находится тот пункт, где возможен продуктивный диалог философии и психологии. Сам предмет психологии диалектичен. Причем нигде нет такой потребности в диалектике, как в психологии, ибо «человек, — говоря словами Эвальда Ильенкова, — есть диалектическое существо»

ЭВАЛЬД ИЛЬЕНКОВ И МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

ЭВАЛЬД ИЛЬЕНКОВ И МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ


Л.К. Науменко

Первое абсолютно необходимое условие адекватного понимания существа философского творчества Эвальда Ильенкова и оценки удельного веса его идей в истории советской и мировой философии – точное определение контекста этого творчества. Мы вовсе не задаемся целью выяснить насколько масштабна и исторически значима его фигура. В конце концов, этот вопрос решать не нам, его современникам, последователям и просто близким к нему людям. Пусть это решают другие, история. Для нас важно иное – настоятельно подчеркнуть, что сделанное Ильенковым невозможно понять и оценить в контексте эволюции официальной советской философии – «диамата – истмата». Этот контекст существенен для понимания внешних обстоятельств его жизни и творчества, но ровным счетом ничего не дает для уяснения существа последнего. Он работал с иным «мыслительным материалом». Так что этот контекст важен не для понимания того, чем был Ильенков, а для понимания того, чем он не был. И чтобы окончательно покончить с этим сюжетом, скажем: феномен Ильенкова в истории советской философии состоит, прежде всего, в том, что он вывел нас (не только его последователей и учеников, но и серьезных добросовестно мыслящих оппонентов) за рамки этого контекста (борьбы «механистов» и «меньшинствующих  идеалистов», сталинских «академиков» с теми и другими). Ничего не даст для решения нашей задачи и другой контекст – русская немарксистская философская мысль ХIХХХ вв.:  — западники и славянофилы, русские гегельянцы и шеллегианцы, Вл. Соловьев, Шестов и Бердяев и др. Мало что дает и другая линия – Белинский, Герцен, Чернышевский, Добролюбов.… Чтобы убедиться в этом, достаточно просто полистать его сочинения. (Тем не менее, он все-таки русский мыслитель в том смысле, в каком Достоевский говорил о Пушкине и русской духовной культуре – о ее восприимчивости, «всемирности»). Не найдем мы в сочинениях Ильенкова и отсылок к восточной философии – китайской, индийской, арабской. Сказанное не оценка, но простая констатация факта. Факт этот конечно не случаен. Тут не может быть речи о каком-либо снобизме, высокомерия по отношению к культуре своего и дру­гих народов. Причины такого «невписывания» Э. Ильенкова в выше названные контексты и проще и теоретически понятнее.

ЭВАЛЬД ИЛЬЕНКОВ: ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ ВРЕМЕНИ

ЭВАЛЬД ИЛЬЕНКОВ: ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ ВРЕМЕНИ


 Лев Науменко

 Это воспоминания, воспоминания и кое-какие размышления об Эвальде Ильенкове, о времени и немного о себе.

О себе сразу, чтобы читатель имел возможность делать поправки на субъективность восприятия, неизбежную узость угла зрения, возможные огрехи памяти. То, что я скажу ниже, — это, конечно, Эвальд в моей памяти, моем восприятии, моем понимании.

Существенно ли это мое, а лучше — наше, его современников, восприятие. Думаю, что да. И вот почему.

Эвальд Ильенков – главное событие в моей жизни и очень значительное в жизни моего поколения, всех, кто имел хоть какое-то отношение к философии. Одних он «перепахал», других «заразил», третьих – подстегнул. Но не было, пожалуй, никого, кого он так или иначе не затронул бы. В этом смысле все, и друзья его и враги, были «спровоцированы» им, действовали либо заодно с ним, либо против него, либо по аналогии с ним, либо «в пику» ему. Верно однажды было сказано: «Все мы вышли из ильенковской шинели», фронтовой шинели. Это прошлое. А вот настоящее. Уже три десятилетия после его гибели выходят в нашей стране и за рубежом книги его и книги о нем1- в Европе, Японии, Латинской Америке…. Который раз проводятся «Ильенковские чтения» и в Москве, и в Алма-Ате, и в Киеве, и в Ростове-на-Дону, международные конференции, симпозиумы, круглые столы… Чем дальше, тем больше. «За несколько дней до отъезда из Дели,- пишет друг и соратник Эвальда Ильенкова В.И.Коровиков, — я зашел в большой магазин на главной торговой площади столицы. На полке увидел «Диалектическую логику» моего друга. – «Спрос на книгу не прекращается, — ответил на мой вопрос продавец, — ее охотно покупают. А памфлет «Об идолах и идеалах» разошелся за несколько дней». Не только в московских магазинах, но и в библиотеках Москвы и других городов «Диалектику абстрактного и конкретного», например, не найдешь. Из библиотек просто «умыкали». Мой собственный экземпляр с авторской надписью, «увели» прямо из дома. За книгами его, знаю точно, ездили за тридевять земель, в «глубинку». Что это? Это ведь не романы, повести, стихи. Даже не злободневная публицистика. Вот штрих: в середине 1950-х гг., когда еще ни одной книжки Ильенкова не было издано, Пальмиро Тольятти, руководитель итальянской компартии, едва сойдя с трапа самолета в московском аэропорту, озадачил встречавших его высших партийных чиновников вопросом: как поскорее встретиться с Эвальдом Ильенковым? А «талантливый молодой философ» в это время уже был опальным. Я беру в руки одну из последних книг Вадима Кожинова – филолог, историк, публицист – и там Эвальд Ильенков. В Финляндии Веса Ойттинен много лет сам исследует «земные судьбы» творчества Ильенкова в странах Запада и сам организует публикации о нем в США. Какой-то молодой человек из Ирана пишет С.Н.Марееву (ученик Ильенкова), что хотел бы быть похожим на Эвальда. Ильенков – длящееся событие и минувшей жизни, и нынешней. Стало быть живет частица его духа, светит все еще его интеллект, не забывают его те, кто знал его и общался с ним, хотят знать о нем те, кто не видел его и для кого он уже стал легендой. Вот для них-то и пишутся эти строки. Здесь они найдут конечно лишь кусочки, фрагменты, картинки из прошлого, штрихи к «портрету в интерьере». Допишут и уже пишут другие. А для меня самое важное – чтобы хоть часть наших современников за границами заказника, маркированного словом «философия», вошла в резонанс с частотой, на которой звучала его мысль, его душа, все его существо.

ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ВЕЛИКИХ БЕД

Разделы: 
Журнал «Альтернативы»: 

ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ВЕЛИКИХ БЕД

Л.К.Науменко

Спорить можно только тогда, когда налицо хоть что-то бесспорное. В нашем случае бесспорного избыток. Избыток не аргументов (оценок, идей), а фактов. Главные приведены в докладе А.И.Калганова. Каждый может добавить и свои. Так что глядя в недавнее позорное прошлое, мы вероятнее всего солидарны. А глядя в настоящее и будущее?..

Осмысливая итоги пятнадцатилетия, мы обязаны дать однозначный ответ на три главных вопроса: что мы потеряли, что приобрели, что меняется сегодня?

На первый вопрос ответить очень просто: Россия потеряла прежде всего время. В быстро меняющемся мире она опять позади планеты всей. Следовательно, в начале нового века Россия снова, как и в начале 20-го, стоит лицом к лицу с жестокой необходимостью догоняющего движения. При этом ей предстоит еще раз пройти один и тот же путь и сначала восстановить разрушенное. Масштаб разрушения и материального и духовного потенциала колоссален. Исчезли целые отрасли производства, все сферы жизни деградировали. В истории с этим сравнимы лишь последствия батыева нашествия. Ни в какую другую эпоху апатия рядового человека, человека труда не была такой глубокой и безнадежной. А он и есть главная производительная сила. Не случайно, что власть способна вести и ведет диалог исключительно с «элитой». Массе населения ей сказать нечего, да масса и не услышит, что там бормочут на «небе» политики, а услышит, так не поймет. Говорят, что уже достигли уровня начала 90-х. Но это ведь в монокультуре денег и «ценных бумаг», в фиктивном отображении. Это примерно то же самое, что рассчитывать рацион питания исключительно в литрах сверхкалорийного продукта – спирта. Понятно ли человеку вне «бизнеса», что такое «кризис фондового рынка»? А лимит времени еще жестче, чем в 20-30-х годах.

РАЗУМ, ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ, СУБЪЕКТ

Разделы: 

РАЗУМ, ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ, СУБЪЕКТ

 

Н а у м е н к о Л. К.

Доктор философских наук,

профессор.

 

«Мы унаследовали от наших предков острое стремление к цельному, всеобъемлющему знанию. Само название высших институтов познания – университеты – напоминает нам, что с давних пор и на протяжении многих столетий универсальный характер знаний – единственное, к чему может быть полное доверие».

Э. Шредингер. «Что такое жизнь? С точки зрения физика» .

 

«Дискуссия – способ укрепить оппонента в его заблуждениях».

Амброз Бирс. «Словарь Сатаны».

 

 

Эвальд Васильевич Ильенков был подвижником. А подвижничество мысли многократно труднее, хотя и менее рискованно (часто, но не всегда), чем подвижничество действия, ибо ему противостоят не внешние обстоятельства, институции и стоящие за ни ми интересы людей, а искушение впасть в преувеличение и искушение уверовать, что синюю птицу истины он уже поймал в ловушку своих категорий — не одно перо, а всю, целиком. Верно было сказано, что идей, которые были бы ложны сами по себе, не бывает. Ложная идея – это всегда одно из перьев, это гипертрофированная «малая истина», которую так хочется и принять и выдать за целую истину. Заблуждение может быть обусловлено чем угодно – обстоятельствами, авторитетом признанных идей, угодничеством, прямым насилием, честолюбием, собственной «гордыней». В таких случаях говорят, что мыслитель есть человек и ничто человеческое ему не чуждо. Но не все заблуждения таковы. Есть заблуждения, не зависящие от воли и сознания индивида. Таков «чистый разум» Канта. Источник их находится в самом разуме, в принципах и схемах его работы. Состав, порядок и связь идей разума, «категорий» едины для всех индивидов и объективны для них. В этом случае искушение, о котором идет речь, есть соблазн приписать порядок и связь идей разума порядку и связи вещей, отождествить мысль и мыслимое, бытие в мысли с бытием вне мысли. Одно из таких заблуждений – приписывание природе целесообразности. Соблазну такого рода и противостоит философский материализм. Философия Э.В.Ильенкова и есть материализм, а диалектическая логика и есть логика философского материализма.

Революция и диалектика

Разделы: 

Революция и диалектика

Л.К.Науменко

5. V. 2008

1. Событие и масштаб.

     

    Сказать, что Октябрьская революция поглотила все содержание русской жизни второго двадцатилетия прошлого века – значит впасть в преувеличение. Как и прежде, люди рождались и умирали, переживали свои большие и малые радости и беды, как и прежде утром вставало, а вечером заходило солнце, зеленела весной и умирала осенью трава… И все, что совершалось, совершалось в привычном и незыблемом порядке вещей: до бога высоко, до царя далеко… Все так. Клеточки огромного социального тела делали с большим или меньшим успехом свою клеточную работу. Но вот в организме в целом что-то необратимо изменилось. Что? А то, что до бога стало не так уж и высоко, а до царя совсем не далеко: рухнули в одночасье и храмы и троны. Мы не о том, хорошо это или плохо. Мы о том, что это было и о том, что не осознавать это нельзя. Мы о масштабе события.

    Э. Ильенков и «тайна» гегелевского идеализм

    Разделы: 

    Э. Ильенков и «тайна» гегелевского идеализм

    Л.К.Науменко

     

    1. В «Феноменологии духа» Маркс видел истинный исток и тайну гегелевской философии. Тайну же семой «Феноменологии» составляет диалектика опредмечения и распредмечивания, принимающая у Гегеля вид противоречивого процесса отчуждения духа и с нятия этого отчуждения, вследствие чего история порождения человека своим собственным трудом принимала мистический вид самопознания духа. Отождествление опредмечения деятельности (овеществления) и отчуждения перечеркивало пунктирно намеченный Гегелем путь понимания подлинного механизма познания, мышления как познания, равно как и сущности культуры и ее роли в познании. Критический анализ Э.Ильенковым гегелевской схемы имеет большой , еще не оцененный эвристический потенциал. Этот анализ поучителен как для формирования отношения к разным школам идеализма ХХ столетия (будь то «онтологический», «виталистический», «лингвистический», «герменевтический» или «экзистенциальный» идеализм), так и для оценки того направления современной «методологии науки» и «философии науки», которая маркировано К.Хюбнером как «критика научного разума».

    ЭВРИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ МЫШЛЕНИЯ

    Разделы: 

    ЭВРИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ МЫШЛЕНИЯ

     

    Л.К.Науменко

    Доктор философских наук,

    профессор

     

    Творческий потенциал диалектики как логики и сохраняется и возрастает лишь тогда, когда он творчески и расходуется, причем не только на самого себя, когда применяется к проблемам, которые сам Ильенков или почти не затрагивал, или не затрагивал вовсе. А обсуждение новых для всего круга диалектики проблем должно служить как обнаружению еще не решенных проблем внутри самого этого круга, так и пересмотру и переосмыслению уже найденных решений, но с позиций самой диалектики.

    Цель настоящей статьи предложить на обсуждение гипотезу о существовании и способе решения таких проблем, которые требуют как минимум конкретизации, как максимум пересмотра некоторых исходных допущений классической диалектики.

    Это четыре проблемы. Во-первых – проблема фиктивной реальности, во-вторых — проблема отражения, в третьих – проблема формализации, в четвертых – проблема «нелинейной логики». Решение первых двух проблем прямо связано с реализацией эвристического потенциала теории идеального Э.В.Ильенкова, диалектики идеального и реального. Решение четвертой – с новыми реалиями.

    КАРЛ МАРКС И НАУЧНОЕ МЫШЛЕНИЕ XX ВЕКА

    Разделы: 

    Л. К. НАУМЕНКО

    КАРЛ МАРКС И НАУЧНОЕ МЫШЛЕНИЕ XX ВЕКА

     

    С именем Карла Маркса связана величайшая из научных рево­люций, которые когда-либо знала история. Не отдельные этажи и пристройки научного здания, сколь важны и интересны они сами по себе ни были бы, но самый его фундамент — метод — был подверг­нут решительной переделке. В «Капитале» К. Маркса диалектика, забытая со времен философии античной Греции, пережила свое вто­рое рождение, но теперь уже не только в качестве метода философии, но и в качестве универсального метода научно-теоретического позна­ния вообще. «Выработку метода, который лежит в основе марксовой критики политической экономии,— подчеркивал Ф. Энгельс,— мы считаем результатом, который по своему значению едва ли уступает материалистическому основному воззрению»1.

    Научное мышление XX века часто называют неэвклидовым мыш­лением, имея в виду его парадоксальный, противоречивый, антиномич-ный характер, его разрыв с привычными представлениями домаш­него обихода, с так называемым «здравым смыслом», его стремление к широким обобщениям, к постижению универсальных и самых от­даленных связей сущего, его особое внимание к методической строго­сти теории. Общие же и фундаментальные черты этого научного мышления нашего времени предвосхищающим образом были иссле­дованы и продемонстрированы К. Марксом более ста лет тому назад.

    МАТЕРИАЛИЗМ и ПОСТМОДЕРНИЗМ

    Разделы: 

    МАТЕРИАЛИЗМ и ПОСТМОДЕРНИЗМ

     

    Л.К.Науменко
    доктор философских наук,
    профессор

     

    1. Значение ленинской книги «Материализм и эмпириокритицизм» в истории культуры очевидно: в ней реабилитировано интеллектуальное и вообще психическое здоровье человека разумного и защищено от пьяной спекуляции субъективизма, иррационализма и индивидуалистического нарциссизма. Постмодернизм – последнее слово той философии, которая в начале прошлого века стала объектом критики Ленина. В конце этого века и в начале нового эта философия родила еще одного, но на сей раз последнего мутанта. Ниже пасть уже невозможно. Критицизм трансцендентальный, эмпирический, логический, лингвистический упразднил самого себя еще словами предтечи постмодернизма Фридриха Ницше: «Жить так, чтобы не было в жизни смысла, — вот что становится теперь смыслом жизни». Ницше как в воду глядел. Последним словом постмодернизма, «Логики смысла» Жиля Делеза оказалась бессмыслица, «нонсенс», хаос, абсурд и чушь. Логика деградации, декаданса, вырождения такова: сначала умер объект, затем до вселенских размеров раздулся пузырь субъективности, потом он лопнул, умер и субъект. Смерть субъекта и засвидетельствовал постмодернизм.

    2. Есть логика восхождения – прогресса, эволюции, развития. Об этом много писали и думали. Но есть и другая логика – логика нисхождения, упадка, вырождения, деградации. А о ней писали совсем мало. ХХ век заявил о себе декадентством. Здесь был прописан эмпириокритицизм, здесь же прописался и постмодернизм. Ленин оценил первый как «реакционную философию». Таков же и постмодернизм. И если «акция» есть действие, направленное вперед и вверх, то ре-акция – назад и вниз. «Декаданс» — не обидная кличка. Это самоназвание.

    В философии эта логика выглядит так: от агностицизма и релятивизма к крайнему индивидуализму и иррационализму.

    Страницы

    Подписка на RSS - Науменко Л. К.